December 9th, 2006

СУПчика хочится

Новгород

Дорога на Новгород,
как альтернатива вздоху полной грудью,
попытка опамятоваться, пробудиться.
Начинается она точно
завороженным Московским,
с пролистывающимся одним и тем же
ампирносталинским фасадом,
неистовым Лукичём,
с кепкою в лихорадочной руке,
и церковной деревней у Стаместки -
купой храмиков - игрушек,,
точно обретшим плоть
подмалёвкам из театрального музею -
тихих грезах о утраченном граде Китеже.
А на самом выезде -
мясокомбинатный Освенцим
с пьедестальными коровушками,
у триумфальных врат,
где они ещё живые и
только что привезённые,
сбившиеся боками в одно соборное чудище,
стонут в лихолетных предчувствиях.
Череда селений
обугленных пятистенков,
со сбритыми напрочь
вертикалями храмов и часовень –
чёрныя доски
уходящей Руси.
И на самом юру –
усадебка Глеба Успенского,
где особливо по-питерски,
сходил с ума
забвенный печальник
уставшей земли русской...