December 12th, 2006

СУПчика хочится

Петра и Павла на Славне

В двухстах метрах от архирейского дома
и епархиального управления -
ещё одна маргиналия на карте Новуграда -
храм Петра и Павла на Славне,
двенадцатого веку -
приткнутый к забору "водоканала",
невостребованный и никому не нужный,
запертый навечно
страж Небесного Ерусалиму.
Когда - то монастырь
града сего,
замышленного как
воплощённое видение
Откровения Иоанна Богослова:
Святая София - престол Божий,
сомкнутый круг храмов - старцев и апостолов,
и монастыри - стены небесной обители,
при Екатерине Великой ,
милостивно обобрав
обратили
в утилитарный приходец,
уже тогда устроив брешь
в неприступном стоянии.
В годы последней оккупации,
"яко тати в нощи",
подобрались освободители -
образцово доблестная дивизия НКВД,
имени железного Феликса,
из двух бронепоездов,
огнём и мечём
крестя в Советы
деревянные дома,
и открытые немцами,
приходы.
Повреждённый тогда
четырнадцатого веку,
трапезный Ильинский собор на Славне,
в 48-м восстановили,
но в 53 - сбрили купола,
перестроив под художные мастерские.
Сейчас в Ильинском - овощебаза.
Обхожу по саженным колеям,
фуры и рефрижираторы на колёсах,
в алтарной абсиде созерцая авоську
вывешанную за оконце,
с ощущением,
что кто - то точно
собственную маменьку
вывел на панель
побираться,
а собственную дитятю - здесь же
приторговывать телом...
СУПчика хочится

Кормильцы

Из писем в парижское уже никуда.
Дорогой владыченька,
Великий Новоград встречает
сизыми клубами удушливой гари -
городских "кормильцев" -
азотного и химических комбинатов.
Кому - то в Московском кремле должна была
ёрнически и издёвочно
прийти на ум
замысловатая затея
строить самое ядовитое
именно в исконных русских городах.
Десятки тысяч добровольных крепостных,
живут с видом на эти клубящиеся трубы
в брежневских хрущёбах,
с превеликой благодарностью
за те 200 долларов заработной пайки,
за какую они посменно и ишачат
на этих "адских машинах".
Именно они в страхе и приговаривают:
"Случись что у нас "этакое" -
жить Новгороду всего пятнадцать минут" -
почти мгновенная смертушка,
точно в освенцимской душегубке.
Помирают здесь от рака лёгких,
и она здесь самая высокая
в капиталисткой России.
За сизым маревом -
кресты Николы - Вяжищского монастыря.
В самом монастыре это облако накрывает
и сам собор, и трапезную и сами стены,
нечем дышать и
меня бьёт приступ аллергического кашля -
словно оказался в выхлопной трубе.
А мать игуменья не нарадуется соседушкам -
и "строителям и благодетелям" ,
с благозвучной фамилией Коган,
ежедневно поётся на литургии
многая лета.
Далее - снова хрущёбы с видом на облезлые цеха,
и окнами немытыми десятилетиями.
Сам центр застроен хрущёвками начала 60-х,
во дворах которых то проглянет
Двенадцать апостолов на Пропастях,
то развалины самого Десятинного монастыря.
Освобождавшая Новгород
дивизия Феликса Дзержинского,
расстреляла в упор 65 храмов из 66,
2306 домов из 2346 - огнемётно пожгла
вместе с обывателями -
победное ковровое всесожжение,
"сотрудничавших с фашистами" на хлебозаводе
"изменников Родины"
Только чёрно-белыя фото остались
от фресок Спаса на Нередице,
Спаса на Ковалёве,
Фрола и Лавра,
Андрея Ситского,
Кирилловского и Сковородского монастырей.
На Святой Софии
был снесён купол,
с древней фреской
сжимающего длань Спасителя,
и поверием -
если рука Вседержителя разожмётся,
то и быть антихристовой власти
уже навеки вечныя...

11 октября 1993 года.