December 30th, 2006

Простите

Федор Протасов

"Живой труп" Валерия Фокина,
как я догадываюсь -
эпитафия и надгробное пение
уже не одному поколению,
словно "выпавших из окна"
и потерявшихся в закоулках
энтропийной эпохи.
Ценой компромиссного подлаживания и
подначивания к "системе"
было изначальная "потеря лица",
выхолащивание всего живого,
да и номенклатурное существование
называть жизнью
было бы тоже натяжкой.
Сама система выдавливала и
отторгала их,
как что-то инородное,
выталкивала на обочину,
на подзаборное бытование.
Когда я вспоминаю череду тех,
кто на моих глазах
превратился в урны
с анонимно-крематорным прахом,
меня обдаёт волной
почти женственнаго обаяния,
непрестанной тревоги
и уже никак не уврачеванной печали.
Никогда сам не понимал,
что значит быть "лишним" в этой жизни,
но окружали меня
одни только сплошь "лишния" люди.
Те из них, кто не пил,
умирал совсем молодым -
от страхов,
от одного только "ожидания".
Кто пил везде и всегда,
был палачом и для себя,
и для своих спутниц,
и окружения тоже.
Если быть честным,
то эта череда
очаровательных и
безусловно талантливых
частенько вызывала у меня
приступ тошноты
и самого натурального омерзения,
точно кто-то взял и отблевал
в твоём "красном" углу.
У "низа" уже нет дна,
и нет предела,
до какого можно было бы
катится и падать.
До сих пор
не имею мужества простить тех,
кто в состоянии подонства
осведомительствовал и предавал,
стучал и вытаскивал последнее.
Но когда я вспоминаю свою юность,
то Феденьки Протасовы
и есть самые яркие в ней
пятна...