November 7th, 2007

СУПчика хочится

Жёлтой дом...

Ноябрь с его вхождением в природную нощь,
и сумеречной хмарью
время когда гостит у дедульки kalakazo
бишоп N - беднягу достал уже донельзя
и церковный разброд и
колбасная эмиграция и
церковнодамской активизм впридачу:
"Трендит и трендит по три часа кряду.
А где я им новаго попа достану -
хоть и гавно, но своё?" -
"А ты трубку отложи и
занимайся чем нибудь своим,
только иногда вставляй в ея монолог:
"Ага... ага...ага" и снова откладуй""...
У меня самого уже многолетний невроз
на церковно сутяжничество и стукачество,
на бесконечное выяснение отношений,
на дамской манипуляж и
церковно приходскую паранною.
Если уж и на что похожа наша Церковь,
то скорее на пребольшой жёлтый дом,
где все мы в ней - "пациэнты"...
СУПчика хочится

Мороз крепчал...

Совершив традиционно этнографическое
с дорогим гостем
турне по рюмочным,
и оставив владыченьку отмокать
от сезонной депрессии
в седьмом по счёту подвальчике,
после его нескончаемо долгого монологу,
сам невольно начинаю ощущать
тот ядовито палённый привкус
эмигрантского сумашествия.
Помнится как в застойно брежневское безвременье
один учившийся у меня бурсак
мне же и жалился:
"Что делать - американки разобраны:
придётся кого - нибудь из полячек седлать...".
На то и учились ведь в семинариях
да академиях там разных духовных,
чтоб жениться на иностранке из регентского классу,
и благополучно свалить с нею за бугор.
А какую цену приходилось платить,
чтобы ОВЦЭэШно туды
совершать челночны вояжи:
проштампованы были все настолько,
что печать уже на них
ставить было некуды.
Не говоря уже о тех счастливчиках
кто командировывался туда служить.
Конечно и эмиграция тогда была другая,
не колбасная,
но уже тогда помнится
некоторые возвращались оттуда
основательно в уме повреждённые.
Среди поповских прибабахов
конечно же присутстсвует,
и мания величия,
менторство и монологизм,
словоблудие и занудство,
но здесь примешивался
уже такой "мороз крепчал",
что хотелось куды - нибудь бечь.