November 20th, 2007

СУПчика хочится

Крик мастера

"Бедные люди" Григория Козлова
на малой сцене питерского ТЮЗа.
Дорогой мой гость разъершился и разъерепенился
и гневно ёрзая на стульце
требовал гнилых помидоров,
а то и самого Гришеньку в "кулуары",
чтоб непосредственно объяснить,
что про него думают честные зрители.
Как человеку в постмодерном театре не просвещённому
никак было владыченьке не втолковать,
что на то это и современный спектакль,
чтоб ничего общего не иметь ни с "Бедными людьми",
и тем более с Фёдором Михалычем.
И на то она и моднячая ныне "деконструкция",
чтобы вроде как за гротескным абсурдом и
нарочитым раскардашем,
развалом самой сюжетной линии,
тихо подкраться и незаметно возобладать
а потом уже безгранично манипулировать
подсознанием и актёрским и зрительским тоже.
И если в том и случается хроническая неудача,
как это и происходит скажем с большей частью
подмостных деконструкций Андрея Могучего,
то только потому что за этим
вроде как сценичным безумием,
просматривается слишком
от головы и рацио
железобетонно надуманная
структура режиссёрского замыслу
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post10541089/...
В итоге и здесь у Валерия Семеновского -
автора ТЮЗовской инсценировки "Бедных людей",
получился спор с собственной вторичностью,
литературщиной и вкусовщиной,
а у самого Гришеньки -
ещё и диалог с творческим кризисом и
"усталостью от театра",
и уже каким - то безысходным
сиротством в самой нашей "культурке"
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post10541133/.
Григорий Козлов с треском нынче
вылетел из главрежей
и за историю ТЮЗа,
он стал ещё одним козлом отпущения
за роковую неудачливость
Брянцевского детища - "театра для детей".
http://kalakazo.livejournal.com/65226.html.
Театральное закулисье более всего схоже с серпинтарием
и если уж в нём и вправду что ещё интересно,
то это судьба и творчество как раз этих самых
отторженных и отверженных и
раздавленных сценическим катком...
И именно в этом гадюшнике,
где деток поучают про добро и любоффь,
были благополучно "съеденны"
Лев Додин и Вениамин Фильштинский,
Зяма Корогородский,
Андрей Андреев и Анатолий Праудин...
Гришенька громко и с размахом начинал,
поставил чисто питерского разливу
сумашедшею сагу "Преступление и наказание",
потом прогремел его "Лес" и получил Госпремию,
а за последние лет шесть
он почти что ничего и не ставит,
а у всех его нонешних начинаний -
точно роковое не попадание в цель,
и от "Бедных людей" словно исходит
выкрик мастера,
какому уже не только тошно,
но и больно жить
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post10540644/...
СУПчика хочится

Наша марка

Валерий Дьяченко - он же и Макар Девушкин
в "Бедных людях",
уже 30 лет как в профессии,
и уже со званием Заслуженного
до сорока лет был в
ТЮЗе первым парнем и первым женихом,
и только сыграв Поприщина
у Юры Васильева в "Записках сумашедшего",
и похоронив тяжело уходившую мамочку
наконец то женился и достаточно удачно.
Потом был в его воплощении и Мечтатель
в "Белых ночах" Дитятковского,
и роль в "Преступлении и наказании" Григория Козлова,
однако так и остался Валера
первым на питерской сцене
с большой буквы
"его высочеством" Сумашедшим,
причём настоящим,
в неподдельном трагизме,
и непридуманно в том звании великим.
И когда началась травля его
театрального отца и учителя
Зиновия Корогодского,
то он единственный
кто в те постыдно трусливыя времена,
решительно собирался
вот взять да и выйти
перед Гороховой и
знаменитым "домом Распутина",
на площадь перед ТЮЗом
и облив себя бензином
поджечь, аки пламенеющую свечу.
Много нынче притворщиков
позирующих в статусе отпрысков
царственных Романовых,
но ещё больше появилось иммитаторов
именитого призвания:
слыть "городским сумашедшим".
И поскольку единственным брендом и
стало наше питерское юродство
Валерий Дьяченко - и есть его живое воплощение
и лицо "нашей марки"...