December 4th, 2007

СУПчика хочится

Выпрямила...

Уже не раз приходилось замечать,
сколь тягостливой и беспросветно унылой
оказывается жизнь и судьба
русского пиита или писателя,
невзначай подсмотренная
в их замузеенных квартирах или домах
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post10876209/.
То ли всё дело в цвете темно серых обоев
и низменно придавливающих притолок,
то ли уже в самом скрипе половиц и
хмарном беспросвете заокошечных далей
запечатлелась и навсегда уже запомнилась
душевная истома,творческий безысход и духовной тупик
этих светских пророков
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post10876268/.
Русских писателей
тогдашнее просвещённое общество
буквально боготворило,
выплеснутое на страницы толстых журналов
их печалование и боль зачитывало до дыр,
покупало в лавках их "карточки",
и носило в нагрудных медальонах их личины
заместо ладонок и иконок
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post10876210/.
Вот здесь Глеб Иванович Успенский -
молодцеватой щеголь
и горделивой парижанин,
того самого ещё расцвету и
пика прижизненной славы,
автор "Нравов Растеряевой улицы",
ежедневной обитатель Лувра,
где уже с утреца изрядно пьяненькой,
присуседивался он на красного бархату диванчике,
рядышком с Венерой Милоской
и мог вслед за Генрихом Гейне,
безутешно часами плакать,
грезя о красоте спасающей сей
грязно убожливой мир:
"Я стоял перед ней, смотрел на нее.
Что-то, чего я понять не мог,
дунуло в глубину моего скомканного, искалеченного,
измученного существа и выпрямило меня..."
И ведь так и называется сей знаменитый когда - то
его очерк об этой встрече с вечностью - "Выпрямила":
песнь свободе от того очевиденно самого Иваныча,
какой в скором уже будущем заставлял Глеб Иваныча
"в глухой, занесенной снегом деревушке,
в скверной, неприветливой избе,
в темноте и тоске
безмолвной томительной зимней ночи"
на четвереньках ползать по скрипучим половицам,
и со скорченными дланями выгибаться
хрюкать и по поросячьи верещать
в свиноподобном уже образе
http://kalakazo.livejournal.com/5190.html?thread=3686214#t3686214.
Так и не осталось ни фото, ни портретов,
от того печального двадцатилетняго угасания
когда - то небожителя и идола
тогдашних курсисток и "синих чулков".
А со стены смотрются премилыя котята -
единственнае может быть в той домашней тюрьме
для померкшего уже рассудку
отрада и утешение
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post10876211/...