January 14th, 2008

Простите

Откуда дровишки

Что за беда, други мои, куда дедулькин kalakazo
своим длинным носом ни ткнётся - всюду назревает скандал.
Вроде как и помянул совсем про невинное -
про участие митрополита Филарета Дроздова
в "Сионской ложе" Ивана Лабзина,
да и не сказал даже напрямки,
а намекнул только,
так тут же дедульку поскакулькина
и к стенке благочестивые дамы
припереть норовят:
"Ну вы-то тоже откуда-то узнали:)
я не хочу ни перцу, ни изюма, я хочу понять, как так: лежат мощи, есть замечательная молитва авторства митр. Филарета, по молитвам ему происходит всякое разное:). вот хочется уложить в своей голове, как это может сочетаться с тем, что Вы пишите. Или он был не таким. Или был, но это не помешало ему стать святым (???). Или сначала был таким, потом покаялся:)). Одним словом, пытаюсь головой решить вечные вопросы:)"
http://kalakazo.livejournal.com/193805.html?thread=3971597#t3971597.
И до сих пор никак понять не могу,
почему об известных мне церковных особах, и
даже вроде как и канонизированных святых,
нужно писать непременно их иконописной образец,
без всякого памятования
всего в них человеческого и живого?
И посколько вопрошает меня милая моему сердцу triple_time:
"Так откуда дровишки про Филарета-то?",
привожу в оправдание собственных "нелепых сказок"
достаточно большую цитату
из воспоминаний знаменитого историка Сергея Михайловича Соловьёва:
"Филарет, принадлежа, бесспорно, к числу даровитейших людей своего времени, Филарет шел необыкновенно быстро, поддерживаемый массонской партией, к которой принадлежал, особенно другом своим, князем Александром Николаевичем Голицыным. От природы ли получил он горячую голову и холодное сердце, - или вследствие положения его, вследствие отсутствия сердечных отношений, внутренняя теплота постоянно отливала у него от сердца к голове, - только этот человек для коротко знавших и наблюдавших его представлял печальное явление. Рожденный быть министром, он попал в архиереи. Если бы он попал в латинские прелаты, то он нашел бы себе деятельность, но он попал в русские архиереи, между которыми правительство любило ум и талант только в той степени, в какой этот ум и талант употреблялись исключительно на служение ему, правительству...Испорченность Филарета можно было заметить из его разговоров: начнет о чем-нибудь и сведет на двор, на императора, на свои сношения с царской фамилией. Я сказал уже, что у этого человека была горячая голова и холодное сердце, что так резко выразилось в его проповедях: искусство необыкновенное, язык несравненный, но холодно, нет ничего, что бы обращалось к сердцу, говорило ему. Такой характер при дарованиях самых блестящих представил в Филарете печальное явление: он явился страшным деспотом, обскурантом и завистником. Сохрани Боже, если светское лицо скажет что-нибудь прекрасное относительно религии и церкви; сохрани Боже, если кто-нибудь из духовных, помимо его, скажет что-нибудь прекрасное, - он оскорблен. Талант находил в нем постоянного гонителя; выдвигал, выводил в люди он постоянно людей посредственных, бездарных, которые пресмыкались у его ног. Это пресмыкание любил он более всего, и ни один архиерей не мог соперничать с ним в этой любви; ни в одной русской епархии раболепство низшего духовенства пред архиереем не было доведено до такой отвратительной степени, как в московской во время управления Филарета. Этот человек (святой во мнении московских барынь) позабывал всякое приличие, не знал меры в выражениях своего гнева на бедного, трепещущего священника или дьякона при самом ничтожном проступке, при каком-нибудь неосторожном, неловком движении. Это не была только вспыльчивость, - тут была злость, постоянное желание обидеть, уколоть человека в самое чувствительное место. Об отношениях Филарета к подчиненным всего лучше свидетельствует поговорка, что он ел одного пискаря в день и попом закусывал. И не должно думать, чтобы здесь была излишняя строгость, излишние требования от подчиненных благочиния и нравственности; Троицкая лавра, подчиненная ему непосредственно, была местом разгула; на нравственность духовенства вообще он не обращал внимания: Филарет требовал одного - чтобы все клали поклоны ему, и в этом полагал величайшую нравственность. В ужасном состоянии, под гнетом Филарета, находились духовная академия московская и семинария. Преподаватели даровитые здесь были мучениками, каких нам не представляет еще история человеческих мучений. Филарет по капле выжимал из них, из их лекций, из их сочинений, всякую жизнь, всякую живую мысль, пока наконец не кастрировал человека совершенно, не превращал его в мумию. Такую мумию сделал он из Горского, одного из самых даровитых и ученейших между профессорами духовной академии. Филарет являлся для преподавателей хищным животным, которое прислушивается к малейшему шороху, обнаруживающему жизнь, движение, живое существо и бросается, чтоб задавить это существо. Появится живая мысль у профессора в преподавании, в сочинении, - Филарет вырывает ее, и, чтоб отнять в преподавателе охоту к дальнейшему выражению таких мыслей, публично позорит его на экзамене: "Это что за нелепость! Дурак!" - кричит он ему. Несчастный кланяется. - Русская церковь могла с похвальбою выставить пред западной - Филарета, который мог превзойти самoго ловкoго иезуита. Он и не скрывал своего сочувствия к иезуитам, говорил в академии: "Как жаль, что столько талантов, учености, трудолюбия, самоотвержения, благонамеренности употреблено на поддержание папских заблуждений!" - Поданный им проект учреждения миссионерских училищ был совершенно иезуитский: также запрещено было ученикам ходить вдвоем, также развита была система шпионства и доносов; даже императора Николая оскорбил этот проект, и он отвергнул его.Какой-то невежда написал книгу против раскольников, где мнение папы Иннокентия III приписал Иннокентию II, другу Иоанна Златоустoго, а другой невежда поставил обоих Иннокентиев и приписал им одно и то же мнение. Книга проходила чрез академическую цензуру; профессора представили ее Филарету с указанием явной нелепости: "Пропустить", - отвечал Филарет, - "это может принести пользу". Однажды Филарет выразил желание, чтоб кто-нибудь занялся опровержением Сведенборга, имеющeго читателей и почитателей. Один ученый занялся делом и представил ректору изложение учения Сведенборга и опровержение. Первая часть, изложение учения, ужаснула ректора: "Как можно так писать! Сведенборг выходит у вас очень умен". И давай вычеркивать из сочинения все то, что могло выставить Сведенборга в сколько-нибудь выгодном свете; ревность отца-ректора дошла до того, что, встретив известие: в одной гостиннице Сведенборг имел видение, он зачеркнул: "гостинница" и написал: "кабак". В этом исправленном виде сочинение было представлено Филарету; но тот нашел, что и тут оно представляет Сведенборга в выгодном свете, и еще перемарал, так что когда ректор после этого опять начал читать статью, то с самодовольным смехом повторял: "Какой этот Сведенборг был дурак!" Collapse )
Простите

"Это не просто не-Церковь..."

Другой мой возражатель, достопочтенейший priestal, про мои писания
отозвался совсем даже уже страстно и негодующе:
"Да я знать не хочу такой "духовности".... И знать не хочу всех этих "крестьянкиных", которые уродство на "волю Божью" списывают. Это секта сатанинская в чистом виде. Почище всех тех, что премудрые "сектоведы" поотыскивали. Это скопище дьявольское. Назвал меня "дедулька" неофитом да церковным романтиком... Да, буду вечным неофитом и романтиком, пусть смешон, но не хочу я такой "мудрости, чтоб считать все это г..., отношение ко Христу имеющим."
http://priestal.livejournal.com/346393.html
Ещё более мне удивительно и для дедулькиной головушки обидно,
что ж в поведении Синодальной церковности,
да ещё и канонизированной и причисленной лику святых,
такого уж и отличного от наших славных времён?!
Привожу воспоминания о Филарете Дроздове
другого знаменитого историка Евгения Евсигнеича Голубинского:
"Роста (Филарет) был маленького (именно маленького, а не малого); из лица не был безобразен; но нельзя сказать, чтобы был и привлекательно благообразен. Глаза у него были круглые, смотревшие как-то инквизиторски, как бы хотевшие проникнуть в того человека, на которого были обращены. Нос у него был что называется башмаком, рот очень большой. Голос у него был глухой и несколько гнусавый...Филарет был гениальным человеком. Но если признавать гениальным такого человека, в груди которого, по греческим представлениям, сидел гений (отсюда и название гениальный), который возбуждал в нем неудовольствие против недостатков современной действительности в той или другой области жизни и побуждал его к возможному устранению этих недостатков, то в этом смысле митрополит Филарет вовсе и решительным образом не был гениальным человеком. Недостатки существующей действительности нисколько не возбуждали его против себя и нисколько не побуждали стремиться к их устранению, напротив, несомненно, что всякого другого человека, который бы поднимал голос против этих недостатков и стремился к устранению их, он признавал бы за беспокойного агитатора, которого следует унимать, усмирять. Все заботы его в этом отношении заключались в том, что он старался закрывать недостатки существующей действительности от толпы. Московская консистория времени Филарета стояла, можно сказать, во главе всех консисторий в отношении к взяткам и всяким мерзостям. Митрополит Филарет, несомненно, очень хорошо знал это и никаких мер к обузданию консистории не предпринимал; напротив, обрушивался всем своим гневом на людей, вольным или невольным образом приподнимавших завесу этих мерзостей.
Был такой случай. Один священник имел в консистории какое-то очень большое дело, по которому он часто ходил в нее с приношениями чиновникам, ведавшим это дело. Наконец, переносивши всё что мог, он пришел в консисторию без приношения, о чем и доложил чиновнику, ведавшему дело. Чиновник этот подошел к нему, взял его у груди за полы рясы, раскрыл грудь и, указывая на бывший у священника богато вышитый широкий пояс, сказал: «Потрудитесь снять его». Снятый пояс чиновники кому-то заложили, а деньги пропили. Когда этот случай огласился в Москве, то произвел необыкновеннейший соблазн. Митрополит Филарет ничего не сделал за этот грабеж чиновникам, но призвал священника и за то, что он не утаил этого случая, страшнейшим образом разругал его.
Другой случай из монастырской жизни. В монастыре, находившемся в одном из уездных городов Московской губернии, послушник зарезал свою любовницу. Игумен монастыря поехал докладывать о деле митрополиту. Выслушав доклад, митрополит спросил игумена: «А знают ли о деле в городе?» Игумен в простоте души отвечал, что весьма знают и что просто звонят о нем в городе. Тогда митрополит во всю мочь отругал игумена за то, что он не сумел скрыть дела.
Митрополит Филарет наделен был чрезвычайно властным и деспотичным нравом. Поэтому, как начальник своих подчиненных, он являлся грозным повелителем, пред которым они трепетали и повергались ниц. Священников и вообще причетников, в чем-нибудь провинявшихся пред ним, он страшным образом ругал. Один священник, человек очень хороший и заслуживавший полной веры, рассказывал мне, что раз он провинился в чем-то пред митрополитом. Митрополит вызвал его к себе, ужасно ругал его, а священник растянулся перед ним в ноги. Досыта наругавшись, митрополит пнул его ногой в голову с словами: «Вставай, мерзавец!»
Будучи человеком безупречной нравственности и не будучи сумасбродом, Филарет не позволял себе деяний намеренно беззаконных и каких-нибудь неладных и несуразных. Но как деспотический администратор он не избежал укоров с нравственной стороны и именно был укоряем в непотизме и в подчинении недолжному влиянию. Герцен в своем «Колоколе» укорял митрополита Филарета за то, что он будто бы все лучшие священнические места в Москве занял своими родственниками. Насколько это правда, не могу сказать, но что митрополит Филарет заботился о своих родственниках, обеспечивая их не деньгами, а местами или же и деньгами и местами, это не подлежит никакому сомнению. Под недолжным влиянием разумеется влияние знаменитой в свое время Анны Ксенофонтовны. Анна Ксенофонтовна, вдова его брата, была женщина очень умная и с характером, и так как у нее жила мать Филарета, которой она умела отлично угождать, то по этой причине она имела на Филарета большое влияние. Говорили, что многие, искавшие хороших священнических мест в Москве, обращались к Анне Ксенофонтовне с поклоном и с приложением поклонного. А она с своей стороны ходатайствовала пред митрополитом, причем, как говорили, главным аргументом в пользу лиц, за которых она ходатайствовала, служило то, что они-де были более или менее родственниками митрополита Филарета. Так что будто бы Филарет не один раз спрашивал Анну Ксенофонтовну
Будучи человеком безупречной нравственности и не будучи сумасбродом Филарет был человеком в высшей степени славолюбивым и самолюбивым и как будто хотел заставить людей верить, что он единственный выдающийся человек в русской церкви. Стремление своих подчиненных, пытавшихся выдвигаться из толпы, он вовсе не поощрял. Рассказывают, что несколько московских священников представляли ему свои сочинения для испрошения его благословения на печатание. Он читал, черкал их и возвращал с резолюцией: «не годится». О людях выдающихся, не состоявших под его начальством и выдвинувшихся без спроса у него, он отзывался весьма неважно. О знаменитом Иннокентии Херсонском2 он отзывался как о человеке посредственном. Когда вышло «Введение в догматическое богословие» Макария3, произведшее чрезвычайный шум и сразу создавшее славу автору, то Филарет будто бы отозвался о нем, что он не дал бы за него и банки из-под помады.
К памятникам истории митрополит Филарет относился варварски, с своей точки зрения оправдываясь в их истреблении тем, что они могли бы приносить вред. В библиотеке Вифанской семинарии есть раскольничья рукопись, представленная митрополиту Платону. На переднем белом листе митрополит Платон сделал замечание о том, что православному богослову трудно бороться с раскольничьими учителями, так как они смотрят на предмет с разных точек зрения. Филарет уничтожил этот лист, причем заметка Платона сохранилась на отдельном листке, который записал по памяти И.А.Вениаминов. Напечатана она еще у Снегирева6 в «Жизни митрополита Платона»...
На публичных экзаменах в Академии митрополит изредка обрушивался на профессоров своею бранью, при чем иногда дело бывало так, что подвергались брани люди невиноватые. Я был свидетелем сильной брани, которой он осыпал покойного П.А.Смирнова, бывшего потом председателя Учебного комитетаВообще сильно чувствовался тот гнет, который производил митрополит Филарет на служащих в Академии.Collapse )
Простите

Тютелька в тютельку - 2

Не прошло и нощи,
как любезный моему сердцу testis_mutus
вступился за память митрополита Филарета Дроздова.
http://testis-mutus.livejournal.com/72698.html -
честь и хвала дорогому и уважаемому мной
сему московскому батюшке.
И в связи с начавшейся полемикой
(и надеюсь - не разномыслием)
вспоминаю, как в конце 70-х,
оказавшись на службе в Спас-Преображенском соборе,
что на Литейной першпективе -
бывшем соборе именитого гвардейского полка,
не мог не обратить внимание
на тогда уже намечавшуюся только "тенденцию".
Старостой сего собора и был и
остаётся маститый протоиерей Борис Глебов:
вышколенное и златоустное духовенство,
первокласный партесный хор,
(и сам отец Борис - строгий и рачительный хозяин) -
лучший и был и таковым остаётся
петербургский храм.
Идеалом для подражания отец Борис
избрал Синодальное время,
с его внешней пышностью и
буквально, по-имперски,
обставленным благолепием.
И вот именно на такой службе в 70-х,
когда всё дружно пело и козлогласовало,
а протодиакон по-питерски рычал,
мне вдруг стало почему-то горестливо и зябко,
словно я оказался на неком "пиру во время чумы".
А ведь этот "действующий" собор
был всего лишь маленьким островком
среди повсеместного тогда по Руси
церковного раззору и поругания -
витриной нашей тогдашней "свободы совести".
И прозяб я именно от того,
точно наконец-то вдруг и обнаружились
явственные причины
случившийся с нами катастрофы,
и свершившийся по вине именно вот такого -
гламурно-партесного православья...
И самым трагичным для меня, друг мой,
после юбилея 1000-летия крещения Святой Руси,
стало именно то,
что столь родимое и родное для меня
моё Православие,
как ни в чём не бывало
стало семимильно возрождать - тютелька в тютельку -
Синодальный образец,
по стилю и духу Спасо-Преображенского собору.
Как будто и не было вовсе "пота и крови"
и страшного обвала 1917-году
и столь невиданной за всю историю христианства
"мерзости запустения на месте святыни" и
многочисленных мучениц за веру Христову...
Хорошо что припомнили нынче слова Иоанна Кронштадского:
"Даждь мне, Господи, видеть в людях благое, а не злое; даждь искренно любить ближних, и не мыслить о них зла. Вот, я читал книгу Сушкова о Митрополите Филарете Московском, в которой он все хвалит его, и мне досадно было, что он все только хвалит его, и стал я припоминать худые слухи о покойном Митрополите, о его деспотизме в своей епархии, о его непотизме или страсти замещать места священного и церковного служения своими родственниками: и зло было мне на обоих: на сочинителя и покойного Преосвященного Митрополита; и смутно и тесно стало у меня на сердце; но вот я раскаялся пред Богом в моем пессимизме, переменил взгляд на Преосвященного Филарета – и стало легко. Благодарю благопослушливого Господа и благопременительного".
http://testis-mutus.livejournal.com/72698.html?thread=270330#t270330
Но ведь написаны были эти слова
до всероссийского погрому и унижения,
когда сама история не произвела над нами страшного судилища,
и мы на многия десятилетия оказались живущими
словно среди чёрнотелого аду,
и проклятые вопросы: "кто виноват?" и "что делать?",
не было нужды и вовсе то ставить...
Прости меня дорогой testis_mutus,
Вам молодёжи - виднее и всё как-то очевиденее,
а дедулькин kalakazo снова не прав...
Простите

Ваза Летняго саду:"Кто разрушит эту могилу...да умрет".

ВАЗА - как то всё было двадцать минут назад
Дедулькин kalakazo со своею десятилетней давности мыльницею,
заделался сносным папараци.
Другой бы но его месте сидел бы в пакостливую погоду дома,
но кто сказал что дедулькин и вовсе нормальной,
да чтоб ещё и через заборы сигать?
Пущай же ево корят за "нехудожественность" и убожестливость фото погляду,
эти снимки уже не для искусства, а просто для памяти:

http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post11898579/
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post11898619/
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post11898622/
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post11898749/
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post11898750/
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post11898751/
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post11898904/
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post11899017/
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post11899019/
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post11899022/
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post11899072/
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post11899074/
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post11899269/
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post11899271/
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post11899273/
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post11899270/
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post11899192/
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post11899295/



Ежели фото дедулькины не открываются то проще в них заходить отсюдова:http://www.liveinternet.ru/users/velos/post63650517/

И ещё не для посвящённых:
"С древнейших времен и у всех народов, населявших землю, Сосуд связан с Началом, является одной из главных святынь. Святыни живут и живут во времени. Для римской культуры время Сосуда-Начала, Сосуда, имеющего имя и надпись, в которой он говорит от своего лица, - уже прошло."
http://ec-dejavu.ru/p/Petra.html



"Сосуд - (чаша, тарелка, бочка, ковчег, корзина) - в мифах и ритуалах всех народов связан с Началом. Сосуд=женское лоно. В древнейших мифах Пандора предстает не злой губительницей человеческого рода (как у Гесиода), но прародительницей всех людей, а ее "ящик"=сосуд - есть источник всех благ (ср. рог изобилия). Все, что связано с началом, в равной степени относится и к жизни, и к смерти (время было не линейным, как сейчас, поэтому смерть понималась как "другая жизнь" и не имела однозначного негативного смысла): в сосудах хоронили. Надпись на кувшине из этрусского захоронения относится ко всей могиле: "Кто разрушит эту могилу...да умрет".

http://ec-dejavu.ru/s/Sosud.html

Пускай это и язычество, но какая то странная символика в том есть...