?

Log in

No account? Create an account
Когда нечего сказать
Простите
kalakazo
"Женитьба" Марка Захарова.
Перед премьерным показом
на встрече в СТД снова и снова
Марк Анатольевич повторялся
по поводу русского театра,
какому, по его убеждению,
на роду написано стать театром коммерческим.
Сам он уже – точно тень
от своего славного былого,
и ощущение неимоверно уставшего от жизни человека,
которому уже давно нечего сказать.
Для живописца становится трагедией, когда он слепнет,
для музыканта, когда тот бесповоротно глохнет,
когда же мастеру "нечего сказать" –
драмы никто из этого особенной не делает.
И соловьи ведь поют только ранней весною,
и поэт умирает в человеке
намного ранее его физической смерти.
Певец Фелицы, Гаврила Романович Державин,
стяжавший за свои оды
и генеральский мундир и богатство,
когда Екатерина Великая снова его понуждала на стихоплётство,
разразился знаменитым четверостишием:
"Поймали птичку голосисту
И ну сжимать ее рукой.
Пищит бедняжка вместо свисту,
А ей твердят: Пой, птичка, пой!"
Творчество тогда превращается
в безнадёжное вкатывание в гору булыг –
Сизифов труд, когда вроде как и рука набита
и вроде так свежи ещё воспоминания,
когда душа пела во весь голос, –
никому бы не позавидовал вот так перегореть и
превратиться в потухшую головёшку.
Сколько пришлось слышать вздохов и за ахами –
скурпулёзных подсчётов,
сколько бы смог наваять Александр Сергеевич Пушкин,
переживи он роковой для него 37-й;
или чтобы с нами было было,
если был бы жив до сих пор Володенька Высоцкий
(не приведи Господь, вместо запомнившегося неистовым
увидеть перед собой мумифицированную развалину).
И ведь они сами этого хотели,
да и им повезло – попросту взять и уйти вовремя.
С Марком Анатольевичем, как мне кажется,
произошла другая история.
К творчеству Гоголю его и вправду магически притягивало
уже несколько десятилетий,
но, может, именно потому,
что он и есть заглавный герой Николай Васильевича "Портрета":
"Слава его росла, работы и заказы увеличивались...
Даже достоинств самых обыкновенных
уже не было видно в его произведениях,
а между тем они все еще пользовались славою,
хотя истинные знатоки, и художники
только пожимали плечами,
глядя на последние его работы.
А некоторые, знавшие Чарткова прежде,
не могли понять, как мог исчезнуть в нем талант,
которого признаки оказались уже ярко в нем при самом начале,
и напрасно старались разгадать,
какие образом может угаснуть дарованье в человеке,
тогда как он только что
достигнул еще полного развития всех сил своих".
http://az.lib.ru/g/gogolx_n_w/text_0110.shtml.