?

Log in

No account? Create an account
И в хвост и в гриву 2
Простите
kalakazo
Начало митрополитства владыки Лавра было несчастным,
и его священны ризы оказались сразу же замараны
крайне постыдной историей с его духовным аввой,
кто гуцульского паренька когда-то спас от гестапо,
тупым по топорности судебным преследованием и
психиатрическим освидетельствованием
владыки Виталия.
Что с того, что старик "выжил из ума" и даже
на литургии в алтаре временами впадал в беспамятство
и напрочь забывал: кто он и где он находится?
Болезнь "Эльцхаймера" прогрессировала,
и сам Синод оказался в унизительнейшей оккупации
у приближённого к телу первоиерарха бабья-с.
Это бабьё-с наводнило Синод своими котами,
заполонило его запахом кошачьих экскрементов
и синодалов беспощадно жучило и в хвост и в гриву,
мстя с очевидностью за своё церковное же поломойство.
Владыка Виталий, пожалуй, первым наступил на горло
зарубежно-церковной соборности.
Воспитанник иезуитских колледжей,
он с уверенностью полагал, "что Церковь – это я",
что с неизбежностью и закончилось
кукловодством над ним самим же
выразителей приниженного в церкви
дамского большинства.
И, может, самого бы раскола и "возвращения" Виталия не было,
если бы сам Синод столь жёстко не отлучил бы от него
это самое егошнее бабство.
Всю вину потом, конечно же, свалили
на витальевского массажиста
и парижского коновала –
всю жизнь стериализовавшего кошечек да собачек
епископа Михаила Донскоффа.
Но сам Донскофф мне потом и говаривал,
что ничего самовольного он и не совершал вовсе
и что благословение на каждый свой шаг,
он брал звоня по телефону митрополиту Лавру...