March 25th, 2008

Простите

Ave, Caesar, morituri te salutant

Удивительно, но даже те, кто с митрополитом Лавром
давно уже разорвал отношения,
но всегда любил его и остался внутренно предан ему,
для живописания приснопамятного владыки
не обретают других красок, кроме тех, каковыми
глава советских "инженеров человеческих душ" Георгий Марков
ваял когда-то положительный
для эпохи брежневского застою
образ секретаря горкома
в одноимённом, так и называвшимся романе "Секретарь горкома":
умный - себе на уме стратег,
тонко всё понимающий политик,
всегда знающий куда идти и
куда вести советское стадо,
не ведающий никаких метаний или сомнений,
самостоятельно всегда принимающий решения
без кукловодов за его спиною,
а если вдруг что-то - и решительный командарм,
без тени колебания своих воинов посылающих на смерть:
"Ave, Caesar, morituri te salutant"...
Роман сей получил тогда государственную премию,
сам ваятель - очередной орден Ленина и
золотую звезду героя соцтруда,
а сам роман, изданный многомиллионными тиражами,
должен быть стать образцовым примером
для строителей и созидателей коммунисткого рая на земле.
Не прошло и году, как прыткий другой знаменитый
тогда драмодел и писака,
заодно ещё и возглавлявший
подотдел писательского союзу при КГБ СССР -
"наша служба и опасна и трудна" -
воспел такими же железобетонными красками
другого положительного героя той застойной эпохи -
"своего среди чужих" - Штирлица.
И вот, когда ныне я читаю о митрополите Лавре,
что он был "по-евангельски" мудрый как голубь
и хитрый яко змея,
что он всегда ведал, что творил
и его десная знала, что творит его шуяя,
что он неуклонно и без колебаний
вёл церковный корабль к одной только
желанной цели,
то тут дедульку kalakazo передёргивает
от внезапу обнаруживаемого сходства:
да это же Штирлиц, какому только под рясой
погонов не хватает...
Простите

Ключи от града

Завершая сию краткую сагу
о приснопамятном митрополите Лавре,
снова поражаюсь уникальной судьбе гуцульского парубка,
волею случая ставшего для многих
олицетворением самой "белой гвардии"
и того "белого града" ,
какой на протяжении десятилетий
слыл в СССР неприступным бастионом антикоммунизма и
и знаменем чистоты церковных риз,
незапятнавших себя подлаживанием
к антихристовой власти.
Конечно, это был миф,
ибо от белой эмиграции
давно уже остались рожки да ножки,
и она давно была разложена изнутри богоборцами
да и сама идея антикоммунизма - творчески бесплодна,
о чём можно судить по совершенно
и во все десятилетия
бездарной деятельности НТС и
прочих "буферов противостояния".
А зарубежная духовность
плавненько и незаметно для самих адептов
реанкарнировала в систему местечковых
этнографических клубов
с характерным для них уклоном
в новую ересь "патрофилии" - Отечьелюбия,
когда заливаясь слёзками
печалуются о матушке России,
грезят о ея былом граде Китеже
и в ожидании нового грядущего Града
готовы блазнить и соблазнятся сами.
Кремлёвские звёзды при такой
(абсолютно в эмиграции почти уже всеми)
утере дара различения духов
могут легко пригрезиться блескучими крестами,
кремлёвский карлик - благоговейным монархом,
скрежет опускающегося новаго железного занавеса - эрой свободы,
а позолоченная пилюля царственной симфонии и
сращивания с криминалитетом -
небывалым возрождением духовности.
Спи спокойно, честный владыко,
ты, на красного сафьяну подушечке
поднося победителям ключ от "белого града",
никого в нём вовсе и не сдал
и никого не предал,
ибо сам этот град
оказался дымчато-туманным миражом,
сотканным из тех же самых плакучих грёз...