?

Log in

No account? Create an account
Милоть Илии
СУПчика хочится
kalakazo
Многие из моих современников ведали
мертвящую поступь наползающей на мир энтропии,
того неотступного и уже неотвязного развоплощения,
каковым кусок за куском, и часть за частью снедалась
и сама густопсовобровная эпоха "зияющих высот",
и череда сотворяемых ею "повапленных гробов".
От всякого жаждавшего ужиться с нею,
и приноровиться к ея "кодексу строителя коммунизму",
требовалось иммитация руконепокладного активизма,
и умение виртуозно выводить труляляйныя рулады:
"Хорошо живётся нам - коммунистам и попам!"
Мертвенным симуклякром являлся и сам его величество Театр -
там давно уже поселилось тоже самое
желание "казаться", нежели "быть":
"Ты носишь имя, будто жив, но ты мертв".
И всё более менее неординарное, настоящее
и сопротивлявшееся развоплотительной переплавке,
беспощадно тогда отюжилось и
не выдержав давления само попадало
под асфальтноукладочный каток.
"Сыт я по горло, до подбородка.
Даже от песен стал уставать.
Лечь бы на дно, как подводная лодка,
Чтоб не могли запеленговать" -
перед тем как сгореть в какаинной передозе,
пел в тогдашнем безысходе Владимир Высоцкий.
И именно тогда другой Володя - Владимир Малыщицкий
внезапу и прорвался в ту притворнопривременную эпоху
со своим "живым театром".
А кредо этого прорыва в начале 70-х
сформулировал Володин учитель и наставник - Ежи Гротовский:
"Когда всё вокруг раболетствует духу погибели,
и сыну погибельному потакает сама безмолствующая Церковь,
то ничего не остаётся, как только театру подобрать милоть Илиину!"