April 15th, 2008

Простите

Выпростанные руки

На месте так и неслучившегося Смольного монастыря
полтора столетия просуществовал
институт благородных девиц,
да ещё с видом на руину храмового недострою:
без купола и главок нештукатуренная уродина
так и простояла столетие
до времён Николая Палыча.
С последними, пред революцией, его выпускницами
мне выпала честь общаться.
Преподавали им, в основном,
французский язык и французскую литературу,
закон Божий,
совсем немного - математику и естествознание,
а всё остальное время уходило на домоводство.
Именно благодаря последнему -
педагогному акценту на умении кроить и шить,
вышивать золотом, готовить
и вообще хозяйствовать -
большая часть этого круга "недорезанных"
и смогла выжить
как в эмиграции,
где бывшие смолянки подённым трудом
кормили и себя, и своих белоручных муженьков
и даже открывали свои швейные мастерские,
так и в эсэсэрии, где из них,
лишённых даже права
устроиться на сносную работу,
получались известныя на весь Ленинград
мастерицы дамских шляпок.
Воспитание в Смольном происходило
под неотступно пристрастным попечением
и невозможностью уединиться.
Спали смолянки в нетопленых спальнях-казармах,
при семи градусах тепла,
с руками, выпростанными поверх одеял, -
новомодное тогда аглицкое поветрие
в борении с преступным детским рукоблудием...