?

Log in

No account? Create an account
Синодальной взвой
Пиллигримство
kalakazo
У стен Нерльского Покрова, началом своим
запечатовствавшим агонию и погибель Втораго Риму,
вспоминается почему-то вся та эротоманно-прелестная муть,
бродившая в русских умах
у той исторически разверзающейся пропасти,
пред какой и стоял Третий Рим
после того рокового и ещё для двух империй
выстрела в Сараево.
Руки чесались, и хотелось оглушительно славной победы всем.
И чесались не только у военных или у людей казённых:
с восторгом и хлопаньем в ладоши
отечью жажду выпростаться из серебрянновекного болотцу,
приветствовал и русский религиозный ренессанс.
И в пику Соловьёвскому "Оправданию добра"
был издан пухлый том, что-то вроде "Оправдания войны",
где Николай Александрович Бердяев
трепетно вопиял о богостроительном фундаменте
"священной" для России матушки войны,
а Василь Васильевич Розанов по-бабьи тогда и выболтал
общеимперскую нашу жажду вступить на берег турецкий,
над Константиноплем водрузить русское знамя,
а в святой Софии силами партесно-синодального взвою
воспеть русскому императору "Многая лета"...

Старцева похвало...
Пиллигримство
kalakazo
К Боголюбову дедулькин kalakazo возвращается всегда не спеша
не без трепетного чарования созерцая,
колеру ещё совсем новаго солдатского исподнего,
и монастарския купола и
уже простиранно порточнаму цвету железнодорожну станцию
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post14423405/.
Деревенька та, с тем милым сердцу моему, прозванием
спозаранку запружена уже десятками паломных автобусов:
из Питера и из Москвы,
Мышкина и Чебоксар,
Челябинска и Екатеринобурга,
Ельцинска и Медвежьеборска,
Ростова на Дону и Ростова Великого,
Мюнхена и Сан - Франциска,
белорусского совхозу "Заря комунизму" и
пионертусовки имени Павлика Морозова,
дояры и доярки,
наши и ваши,
палешане и холуяне,
генералы и генеральши,
идеалисты и одалистки,
кухарки управляющие церковью и государством и их прикухонныя мужички,
космонавты и нитевязальщицы,
воры в законе и вне закону олигархи,
попы - байкеры и батюшки - каратисты,
духовенство театру одного актёра,
комитетчики и пикетчики,
бывшия секретари сельпомов и домовых комитетов,
в прошлом преподаки афеизму,
а нонче - профессора воинственного теизму,
комсомольския активистки и управдомныя сексисисты,
двупритопники и трёхприхлопники.
профторги и профгруппорги,
стукачи и слухачи,
собачники и котятницы,
шкирятницы и шкурятники,
бузотёры и их усмиретели -
все, как один, без разбору едут святому месту поклониться и
великого старца земли Русской проведать.
Апологию архимандрита Петра Кучера я уже починал,
посвятив ему свой дружеской шарж,
своё истовое, по накалу, признание в любви:
пастырю доброму землицы Владимирстей,
от широты дедулькиной души и в знак признательности
за наше почти уже тридцатилетнее с ним знаёмство
http://kalakazo.livejournal.com/14964.html.,
и ежели позволят мне мои любезныя читатели,
защиту старчика Петра от всех и всяческих клевет
и на него предосудительных нападок,
осмелюсь продолжать и нынче...

Си премудрость...
Пиллигримство
kalakazo
Дружба моя, дорогие недруги мои, со старцем Петром почалась,
когда он вовсе не был всероссийским старцем,
а только ещё с белым крестиком молодым попёнком,
но и тогда в самой же первой момент
нашенской историчной зустречи,
он подперев меня к престолу Господню,
поднёс к моему предлинному,
от любопытства настолько выросшему носу,
свой подноготноземляной кулачище,
и фельфебельким зыком выдохнул:
"Шляются тут жиды всякие и масоны!"
Но опознав чуть опосля у банной посиделке,
тогда ещё и у не дедулькина вовсе,
а токмо поскакулькина
христианскую удонеобрезанность,
и после "третьей не закусуя"
в праведном гневе своём подостыл,
и в именитом царедворце kalakazo,
как известно то всем лукавейшем подпевале
и хитрословесном поддакивателе - "пидбрихач" - ,
нашёл своего сердешнаго слушателя и единомышленника.
Вещмешки и пуды прытким поскакулькиным из Питеру
назённой в Рижскую пустыньку
заказанной по списку литературы
тихохонько делали своё дело:
"Mein kampf" и Розенберг,
Гиммлер и Гитлер,
Гебельс и Шульгин,
Сионски мудрецы, дело врачей и Василь Васильевич Розанов,
тесало иереево сердце претворяя его
в сердце Бонивура и Клааса одновременно:
кровь и пепел умученных жидомасонами христианскмих младенцев,
мировой заговор,
жидореволюция и ЧКисткомасонския застенки,
отрава товарища Сталина,
жидомасонская партия и жидовское Политбюро -
вот те вехи на пути к старцевой "велей зело" премудрости и
его огнепалимому ныне духоведению...

Коровьи лепешечки...
Пиллигримство
kalakazo
Коровье-вымя-жалостливыми становятся
личики Боголюбовых насельниц,
из-под апостольников
мечущия яростливыя искорки
с сторону поджидающих старца
платочно-кашемировых стад:
как на пуки соломы
и на ветру просушенныя коровьи лепёшечки,
к коим зажжёна спичка уже и поднесена.
И с чувственно брезгливым негодованием
обращены исподтишка их искромётныя погляды
к их толстопузостям,
привезшим эти стада длиннополым пастырям:
слепыя, ведущия слепых на уже верную погибель.
Все ведь уже вскорости они гореть будут:
"Азъ есмъ огнь поедащий!"
в котлахъ со смолой кипящей,
"ослабу токмо малу имуще"
стоять на головах неправедных ебискупов -
и на главе Святейшаго,
и Смоленскаго обаятеля и чародея,
и бабы Юли, и бабы Фили,
и на лысой головушке питерскаго Карабасу-Барабасу
будут те пуки соломы приплясувать -
все поклонились Антихристу,
приняли на чело и праву руку его блудодейску печать,
нумер бесовский и пачпорт с 666-ть изъязвленной.
Вся Россия и мир сей злокозненной,
поставившия блудницу на престол Вавилонский
и преклоньшия своя выя
пред ея срамом разверстым,
станет, вот-вот уже, одним уже вселенским кострищем:
и в гиене огненной на сковороде преогромной
будут жирком скворчать вытапливаемым
и владыченька Евлогий, и
его бычьяшеий бестыже попярный сброд,
дерзостно поднимавшие руку на старца:
"Кто на Меня - Азъ и воздамъ".
Будут пылать и храмы,
на жидовски подачки вновь отстроенныя,
и обители мужския и женския, только что
прибытком неправедным возрождённыя -
ИННщики всё-то ведь паскудныя.
Пылать будут и Сергиева Лавра и Киево-Печёрска обитель,
грех Содома и Гоморы на всю Россию размножившия,
и Дивеево с ея смехотворной,
для проходу Антихристову,
"канавкаю".
Только Боголюбово одно
среди того огня лютого и останется,
премудростью старцевой
сбережённо отмоленное...