?

Log in

No account? Create an account
Одебенело сердце
Пиллигримство
kalakazo
Сёдни, драгие мои, наконец-то, впервые за последние две недели,
свершилось долгожданное явление старца народу:
и паломницы из трёх питерских автобусов,
четырёх - московских, двух - воронежских,
и по одному уже - сывтывкарского, чебоксарского,
казанского, астраханского и прочая, и прочая -
всего тридцати девяти в этот день,
старца узреть
"с разрешением всех духовных и жизненных вопросов"
в Боголюбово понаехавших,
запомнят этот день как самый эпохальный в их судьбе.
Может самые одержимыя бесовской гордынею,
купившиеся на эту рекламу прицерковного туризму,
и были разочарованы,
поскольку никого из них в старцеву келью по одной не заводили,
и никто из них по часу не мучал старца вопрошаниями:
"жаниться али в монастырь идти?",
"платить налоги али старцу десятину отдавать?",
"косить от армии али откупиться сразу",
"продавать шубу, аль погодить чуток?",
"за Петьку замуж выходить - у нево белай Мерседесс,
али уже от Петьки залетев, и от нево соделав аборт,
снова залететь уже от Серёги - у таво домик на Кипре?",
и никто не заставлял его гадать по фотографиям.
Конечно же и с любым священником
и у себя дома и как говорится, "не отходя от кассы",
можливо на эти темы посудачить,
но как в старые добрыя времена,
когда вот так же ехали к оптинскам старцам,
доверия к сытым и гладким,
вечно беременным колесницегонителям,
с освиняченными щёлочками заместо глазок,
как не было, так нет его у народа и доселе.
Народившись в барочно елисаветинския времена,
и махровым цветом процветя
в Александр Палыча пиитисткую эпоху,
старчество на Руси и стало свидетельством
нарождавшегося церковного кризису:
кричи что ни на есть мочи,
стучи во все храмовы врата -
не до стучатся, не до кричаться уже
к одебенелым поповским сердцам...

Раскулачевание духовно...
Пиллигримство
kalakazo
Явление старцево народу
должно само быть похоже уже на чудо:
оно должно быть редким, событийным,
я бы сказал - эпохальным.
Недаром, други мои, старец и благословил меня,
явить Вам все его видения духовны,
чтобы в Ваших сердцах не было бы уже никаго сомнения,
что архимадрите Петре и есть прореченно в последние дни
воскресший Иоанн Предтече, новый Серафиме,
тот самый Удержующий,
от рвущегося во все щёлки
в опаскуденной мир сей, самого Антихриста.
Сам отче Удерживающий проведав,
что среди несметных толп,
чающих в нём единственного
оставшегося на всём белом свете
истинного пастыря веры Христовой,
поджидают и воссоединившиеся с нами зарубежники,
вместе с Женевским епископом Михаилом Донскоффым,
сшибать кулачищем с народных лбов бесов поостерёгся.
И покалякав малость с воронежцами,
и отправив в безразмерны карманы рясы
их записки "заздравнозаупокоенныя",
и за десять минут насобирав туда же
на десять тысяч евро запасённого для старца
за молитвы благодарения,
начал речь свою как всегда издалёка:
"Враг все время борется против Православия, против Истины.
Что мы сейчас видим ?
Вся Западная Европа живет спокойно -
немцы с утра до поздней ночи пьют пиво и закусывают сосисками.
Никто их не гонит за веру: кирха стоит, хоть туда никто и не ходит -
изредка заглянут, свечу поставят - и назад к себе домой.
С IV века, после гонений со стороны язычников,
вот уже 1700 лет Западную Европу практически никто не тревожит,
они живут припеваючи.
О чем это говорит?
О том, что они не нужны бесам, они не станут своего гнать:
ворон ворону глаз не выклюет, как говорится в пословице.
Их церковь безблагодатна - католичество и другие вероисповедания
уже подпали под бесовское порабощение,
поэтому сатана против них и не борется.
И осталось непокоренным только Православие и Русская Православная Церковь!"
архимандрит Петр, "Блюдите како опасно ходите", 2006, стр. 100.
Старец гневно зыркнув в сторону
лыбившихся тридцатидвухзубыми оскалами
колбасных эмигрантов, продолжал уже накаляяся:
"Отпав от Христа, уклонившись от истинного богопочитания,
католики сегодня стали не просто еретиками, а
вселенскими разбойниками,
ибо они убивают своих братьев - православных христиан.
потому что
человек, который отпадает от Бога, сразу озлобляется.
становится похожим на хищника: у него чешутся кулаки,
обнажаются зубы, и он ополчается на Христа.
Потому что, теряя благодать,
люди сразу подпадают под духовную и административную власть сатаны - врага Христа".
архимандрит Петр, "Блюдите како опасно ходите", 2006, стр 77 - 78.
Старец снова взглядом пролив очередной фиал огненного попаления,
поспешил далее:
"Сегодня мы встревожены событиями «расправославления» и окатоличивания Церкви,
над нами навислала реальная угроза ее «духовного раскулачивания».
Даже если не было бы реальной угрозы соединения с католичеством,
ее стоило бы в каком-то отношении искусственно создать.
Господь нам устраивает переаттестацию,
соответствуем ли мы, православные христиане,
этому званию, которое носим?
И вот, если кто по духу не православный, а только внешне, по форме,
к нему придут и скажут: «Надо переходить в католичество»,
тот и перейдет - Господь попустит.
Ведь бесы умнее и сильнее нас не в миллионы, а в миллиарды раз.
Так искусен диавол, даже облагородит акт перехода в католичество, нашептывая:
«Посмотри, там вся цивилизация,
весь просвещенный мир, европейская культура!»
И если мы православные только по имени,
то и пойдем, клюнем на эту удочку. Почему?
Да потому что живем не по-православному:
в Великий пост едим палками колбасу, пьем водку ящиками и мясом закусываем -
и все это на соблазн другим.
Окатоличиванию, униатству надобно было прийти,
потому что мы деградировали духовно,
Если перейдут в католичество или униатство те,
которые давно уже по своему духовному внутреннему устроению были неправославными,
тогда произойдет очищение Православной Церкви от чуждых элементов,
как говорили в советское время
Итак, дорогие, кому невмоготу пребывать в Православной вере,
пахать православное поле,
пусть переходят в католичество.
Господь все расставит по своим местам,
Он не допустит фальши - все тайное становится явным.
Вот мы тогда и объявимся: кто из нас истинно православный,
а кто - католик или лютеранин, прикрывающийся только именем христианина.
архимандрит Петр, "Блюдите како опасно ходите", 2006, стр. 47 - 49.
И тут, дорогие мои, и свершилося чудо:
деспота Женевский, до этого изображавший агнчу кротость
на багровай ряхе лица своево,
сдвинул вдруг кулачищи,
и что было у нево силёнки, стал также,
как было постерёгся ради этих потаённых униатов старец наш,
звездить ими по оскалистым мордасам
своих же прихожан...