June 17th, 2008

Пиллигримство

Гой еси

Гой еси, ветязю велий, где же ты? -
Старец кличет тебя!
И в каком же лесу Береендевом,
за болотиною беспредельною,
отложил на пенёк шелом свой Сила Силыч,
рассупонил меч обоюдовострой,
опочил ты на ковре муравушке,
головушку свесив?
Ищет свищет тя ворог лихаманной,
на лиху беду начало
сбирает татей и супостатцев -
заневолили вже матушку нашу,
придавили камушком мать сыру землицу,
полонили Русь щедродарну,
и тебя всё сгубить собираются.
Отзовись же кличу старцеву,
Пиночете ты, русскай, новай...
Пиллигримство

Во иноцех...Павсикакий...

Сёдни, учёныя соседи старца нашего,
в неведомую врагам нашим воинскую часть,
съехались весь цвет нашей историчной мудрённости,
под девизом:
"Гистория что дышло - куда не поверни, чтоб вышло".
Все сплошь академики,
кто Петровской,
а кто и самой Косьдемьянской...
академии клестирных наук -
всё отпрыски той самой "интеллигенции,
которая в XIX веке уклонялась от исповедания Господа Бога,
крутила блюдечко на спиритических сеансах и
читала антихристианскую литературу,
исходатайствовав пришествие в мир антихриста и
погибельной для России революции,
т.е. этот мятеж был балом сатаны и его сатрапов".
архимандрит Пётр Кучер, "Блюдите како опасно ходите", 2006, стр. 149 .
Старец не особенно то жалует этих архивных мышей,
полжизни протиравших штанцы в библиотецах,
чтобы защитить блестяще докторскую, скажем на тему
"Экономическое положение града Мышкина с 1752 по 1769 годы",
и ещё полжизни потративших на кропание статеек, типа
"Атрибуция фарфоровай тарели из запасников Павловского музею",
к вящей чести отечьей науки.
оказавшейся не Майсеновской,
а нашей русской - домаделанной Ломоносовской.
Однако нет - нет, а не все те доклады
бывают столь мучительно занудны и усыпительны.
Как всегда бодрственно звучали словеса академика Фоменка:
Исус - истинной русич,
скиф из Палестискаго Десятиградия,
а Палестина - энто ни что иное,
как "опалённый стан" нашего исконно кубанского казачества,
и поскольку средних веков и вовсе не было,
то и следоваательно народившейся от хохлушки Марии
прямо таки, как есть - с казацким чубом и люлькой у зубах.
Решил тряхнуть стариной на том учёном соборищи
и дедулькин kalakazo,
поведав учёным соседушкам
о своих забугорных изысканиях:
что Киркигард из ереси Люторской ослобонившись
тайно принял в Копене православье,
какое столь явственно и повлияло на его философию,
и умер приняв велию схиму
под именем инока Павсикакия...