June 21st, 2008

Пиллигримство

Морда жидовская...

Вместе с Володей Гуриновичем осматриваем
Боголюбовский собор -
дивной по грузной ляповатости и тяжеловеси "самовар",
задавивший собой остатки исконного белокамения,
и как в эпоху Николай Павловича гордились -
всё одно, как слепок с Древней Руси
и "точная копия" Владимирского Успенского собора
на Годовой горе.
Оставил его на память о себе
после не вполне удачного управления сей древней землёй
владыка Феофан Говоров -
впоследствии "затворник" и переводчик
пятитомной "Филокалии"
с французкого на русский,
и где (божественный) "Эрос" он переводил как "блуд"
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post14377078/.
Это тоновское подражание,
на фоне древнерусской архитектуры,
и кажется сваянным "блудом".
В самом храме - за миллион у. е.
даренное лубянковскими чадцами старцу
симиярусье софринского иконостасу -
благодарность за молитвенную допомогу
в героическом деле по распилу
наследия Ходорковского,
и росписи в академной манере.
Восемь лет, как на работу,
Гуринович хаживал в этот собор,
так и не изведав особо,
как правильно следует собственной лоб крестить,
поднимался на леса,
и под пение Евхаристического канону
малярничал фигуры Христа Спаса, Божией Матери,
и святых угодников Божиих.
Один, как перст, за восемь лет и
расписав сей собор.
"Морда жидовская" ласково звал его старец,
и расплачивался за работу хоть и прижимисто,
но всегда регулярно.
Под конец старец стал уже подуставать,
от всё торчавших в соборе лесов,
и пригласил иконописную бригаду московитов:
"Вошли они в храм, в свитках до полу,
препоясанные по русски вервями,
земно поклонились алтарю, и друг дружке в пояс -
впервые то я и увидел,
как надобно то это "у вас"
входя в храм делать,
развязали свои холщевые котомки,
достали самые тонюсенькие колонки
и полезли на леса.
Через месяц старец снова меня кличет:
"Выгнал я их в шею: хоть и православныя - а толку никакого,
а ты хоть и "морда жидовская" и не крещённый даже,
а в богомазстве куда больше смыслишь:
залезай, записывай, что они напортачить сумели,
и пиши понову"...
Пиллигримство

Благодать Святаго Духа нас собра...

Старец, очивиденно наслушавших учёных речей,
тож решил сёдни проповедь толкнуть про "биотоки":
"Любовь - это сила и способность нашей души,
верх всех добродетелей, которая дается за благочестивую жизнь.
Медицинская наука физиология называет наш дух,
обитающую в нас энергию, которая исходит вовне,
термином - биотоки,
а если говорить церковным языком,
то это и есть благодать Духа Святаго,
которая живит человека.
Особенно сильно мы чувствуем ее присутствие
при общении с праведными, благочестивыми людьми,
и наоборот - от грешника исходит злая,
отрицательная энергия, которая воздействует на других отталкивающе.
Вот что интересно - та энергия,
которую мы испускаем от своей души,
имеет определенный заряд,
она как бы запрограммирована,
несет в себе информацию.
Если по дороге идет пьяница,
то другой такой же его издалека духом почувствует,
подбежит к нему, они скинутся по рублю и - в забегаловку.
Воры и разбойники также опознают друг друга по духу,
хотя у них на лбу об этом не написано и значков они никаких не носят,
что «я - вор», однако без лишних разговоров узнают подобных себе и, сговорившись, идут на дело.
Так и люди верующие, благочестивые,
любящие сразу определяют своих по духу.
Христианин не может дружить с пьяницей, блудником или развратником,
он уже на расстоянии не может воспринимать его,
ведь мы стараемся заводить дружбу с людьми не по красоте их внешности,
а по схожести духа, особенно если мы равны по социальному положению...".
архимандрит Петр Кучер, Блюдите како опасно ходите, 2006, стр. 184 - 185
И вдруг дедулькин kalakazo шкирою спины и
продиравшими там ево мурашками,
почувствовал что и в храме
щиро запахло вдруг несказанно русским духом,
и как снежок на июньскую муравушку свалился
всё одно как юной апостол Иоанн припал на перси старцевы
наперстной детушка его - деспота Динамит.
О почему я столь гугнив в убожливости словес моих,
чтобы легонько взять да и накидать
с палитры (поллитры) немотствующего язЫка моего
ярких нитесловесных кружев,
да и изобразить на холсте семисаженном,
что то ноподобе беременной Саскии
резвящейся на коленках хорохорящегося Рембранта,
али пацалуй взасос двухметрового негру с Миссисипи
со с метр с кепкою, курносаго скабаря
при братании союзников на Эльбе:
вот такова, недруги вкусу истинного православья,
и была та историчная зустричь.
Деспота Динамит со старцем в ежедневенных переговорах
по мобилу без устали всё учавствовал,
и всё совету у него старческаго испрашивал,
а старец шуры муры об том
с дедулькиным поскакулькиным калякал,
чаво бы ещё такого ляпнуть,
накануне собору нечестивых,
ходячаму анекдоту нашего истиннаго православья,
штоб тамось так бы уже пробзделося,
что никакие бы дезодорантны речёвки
уже от того сраму всемирнаго не помоглиб-с.
Дедулькин, знамо дело - короток на волосок,
зато долог на соображенье,
и ежили уж обращать усё в образцово - показательной балаган,
не долго думавши указал на мобилу в руке старцевой -
вон демон то, и на холодилник стоявший в предбаннике кельи старцевой:
"А вот те бес то и другой..."