?

Log in

No account? Create an account
Крупицы духоносныя...
Пиллигримство
kalakazo
На реце Нерль бысть плач велий и стенание -
то дедулькин kalakazo нонче плачит,
поглядуя издалеча на духовный Сталинград,
бия себя у перси и выдёргуя из головушки своей бедовай
последния волосья:
лишися он сладкаго хлебушка референтскаго
и приюту благосеннолиствяннаго женскомонастырьего,
крупиц нападавших со стола архиреова,
дружбы "на век" деспотнай,
лишися он и окормления старца духовнаго.
Опять посох и сума!
Сколько раз уже себе молвить приходилося:
"Держись подалее и от клиру церковнаго,
попов козлогласельных
и бегай, яко огня попаляемаго,
дружбы с людями духоносныма!"
Ан нет - опять дудулькин,
как мотылёк полетел на огонёчек,
в ножички захотелось поиграться
таму дурню старому,
вот и наигралси,
что и повыталкивали дружвенно его взашей,
пендюлей надавали ему сапожками яловыма.
Любил со славными знатся, дурашка,
люби и терпеть горемыка, до пределу последняго:
"Долго ли муки сея будет?" -
И я говорю:"Марковна до самыя смерти!"
Она же вздохня, отвещала: "добро Петрович, ино еще побредем"...

Болезненный уход...
Простите
kalakazo
В далёком Гамбурге, в реабиталиционной клинике,
после двухдневных медицинских экзекуций
преставилась Наталья Петровна Бехтерева.
Приступ поджелудочной начался у нея 8 апреля,
на день мученицы Аллы.
В Военно-Медицинской лучшия светила города её разрезали,
посмотрели и, не поставив даже дренажей,
снова зашили - как это случается, по обыкновению,
при диагнозе рака уже четвёртой степени.
Три недели она пролежала в реанимации -
ей всё никак не могли восстановить дыхание.
Потом был медицинский центр на улице Марата,
за пятьсот евро за каждый день тамошнего пребывания -
с роскошной джакузи и
и по-восточному царственным туалетом,
до каковых она не могла дойти,
хотя бы держась за стеночку.
Там же её настигла весть,
совсем её уже не обрадовавшая,
о присуждении ей
звания "почётный гражданин Петербурга".
И надо же было ещё набраться садизму,
чтобы совершенно не транспортабельную
и совершенно мучительно из этой жизни уходившею даму-академика
повезти самолётом,
пускай даже и частным,
к Гамбурским целителям,
с очевидно на чистом глазу
с чисто русской верою,
в том числе и сыночка - медика по образованию,
тоже академика и
заодно ещё и директора Института мозга,
что западные лекари ей поставят то ли новае сердце что ли,
то ли, вообще, все органы заново пересадят...

Отштампованная судьба...
СУПчика хочится
kalakazo
Что Наталья Петровна Бехтерева прекрасно сама
горестливо сознавала
в последние десятилетия своего скорбного одиночества -
это то, что за блестящую, по всем меркам, научную карьеру
ей пришлось заплатить и собственным творчеством,
и самой стать невольной уже заложницей
того прокрустоваго ложа
великой советской Системы,
какое и отштамповала её по своему уже
номенклатурному лекалу.
Прозрение наступило в перестроечную нощь
посреди победной эйфории -
в успешном, как тогда казалось,
налаживании семейного капитализма -
когда в один день повесился,
а на самом деле был повешен
"кинутыми" компаньёнами
её приёмный сын, и
от разрыва сердца умер последний
из ея четырёх, её блаженный супруг Иван Ильич Кашталян,
долгие десятилетия заведовавший всей городской торговлей.
И, оставшись совершенно одна
в громадной, анфиладой выстроенной
и доверху забитой антиквариатом, квартире,
Наталья Петровна, убежденная и всю свою карьеру -
воинствующая афеистка,
в ту нощь и стала верующим человеком...

Преемственность имени...
Старый дед
kalakazo
Громкая судьба неотделима от ваяемого вкруг неё мифа,
и, кажется, что уже и сама Наталья Петровна верила в то,
что знаменитый нейрофизиолог и
психиатр Владимир Михайлович Бехтерев
был её дедушкой.
На самом деле - не родным, а только
двоюродным дедушкой,
какой и умер, когда ей было всего три годика.
Вокруг смерти самого Владимира Михайловича тоже
сложилось множество легенд,
самая популярная из которых,
что диагностировав у Владимира Ильича
"сифилитическую аневризму мозга",
а у Иосифа Виссарионыча - параною,
он за эти диагнозы и поплатился.
Другое предание приписывает,
что отравила его "подосланная к нему"
его вторая женушка,
естественно, что "по приказу свыше".
Впрочем, в Бехтеревском клане
существует ещё одна версия:
Владимир Михайлович умер в Москве
в гостиничном номере
прямо на молоденькой секритутке,
вколов в себя изрядственную дозу стимулятора,
типа сегодняшней виагры -
точно также, как помер и Анатолий Собчак.
Сам Бехтерев, как и академик Павлов,
став иконой советской науки,
созвучием имени и как-то даже вроде мистически
и помогал потом дочери репресированных
в 37-м врагов народа,
воспитывавшейся в детском доме,
стать восприемницей и его дела, и его детища...

Ложе гетеры
СУПчика хочится
kalakazo
Наталья Петровна Бехтерева в советской науке была
единственной дамой академиком,
и свой тернистый путь к звёздам,
среди рьяно двигавшей локтями
мускулинной цивилизации,
она, несколько даже цинично,
озвучивала, как "ложе гетеры".
И что ж в том постыдного,
что женщине в совковом социуме
надобно было переспать со всеми,
кто ещё на это из академиков был способен,
и .... у всех тех,
кто уже ни на что не был способен:
"Кто ж виноват, что уши у визиря находятся в его туфлях?"
Так было заведено и в Мариинке, и на Ленфильме,
и кто бы её за просто "красивыя глаза"
взял да и послал,
как это сделал в 62-м академик Лебединский,
учиться в Англию,
откуда она и привезла в эСэСэСээРию
прорывно революционное тогда,
и в психиатрии тоже,
лечение с помощью вживлённых в головной мозг
"пациэнта" электродов...