July 14th, 2008

Пиллигримство

Два стана...

Так и не смогли за более, чем уже два столетия
сдружиться, сойтись, обвенчаться
древния стены святаго Успения и барочное семиярусие -
безусловный шедевр русского художества.
Древность кличет к строгому
и вроде как и "унылому" и "однообразному" унисону;
кружевное финтифлюшество зовёт к сольным партиям,
оперной многоголосице, к партесной итальянщине
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post14377370/.
Рублёвския фрески печалуются о породившей их традиции
давно уже забвенного исихазма,
и его кисти апостолькие лики вторят
об утраченной ныне способности древних монасей
к "созерцательному" деланию
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post14377205/.
А златое узорочье трубит о разрыве
с путами отжившей своё, ветхой традиции,
о глотке свежего воздуха,
о "смене вех" и революции внутрицерковеннай
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post14377261/.
На фоне сего солнечного никониянско-бытийнаго пиршества ,
прорыва скозь аскетичное и монаселюбивое православье,
радостей плоти и веселия житейского,
староверно-старообрядовыя стены,
с остатками чудом не сбитых Рублевских фресок,
и кажутся "тёмным и сумеречным царством".
Так и противостоят доселе в одном храме "два мира",
две традиции, совершенно разнящихся по Духу,
два несмыкающихся с друг другом Православия.
И доселе Успенский собор
потому и не созидает впечатление "целого",
поскольку разваливается на
два непримиримых стана,
точно это и есть то пограничное рубежье,
река Калка, разделяющая
два враждебных стана:
староверство "убогое" и никоянство "окаянное"
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post14377260/...