July 23rd, 2008

Пиллигримство

Закрывшиеся на ключ...

Да и любой некнижной Тит Аверьяныч,
ежили и его чуток поскоблить,
то на поверку непременно ведь окажется
семейным тираном и кобенящимся самодуром:
"Я тя, с-сцуко, породил, я тя и пришибу!"
И сколько за теми высоченными заборами,
"усахаренных" пудовыми кулачищами, супружниц,
пришибленных сковородками разъярёнными матронами "папенек"
и поротых - перепоротых и на седалище не могУщих возсести, наследничков.
Горьковские "Мещане" в постановке Гоги на сцене БДТ,
с истошно крикливым Лебедевым - главою дурдома,
и стали ведь когда - то откровением
про "советский рай",
где любой вроде как добропорядочный образованец,
безупречно блюдущий "кодекс строителя коммунизму",
на работе казался воплощением самой любезности,
зато дома, опосля образцово показушного "тиатру",
сымал, за ушами очевиденно жавшую ему, маску
"антелихента в третьем поколении"
и устраивал "цирк по першему разряду".
Русская семейственность и в девятнадцатом веце
славилась отсутствием приемственности,
взаимным отчуждением и неспособностью
старших передать младшим свои идеалы.
Почему из вроде как "приличных семейств"
и выходила "голь перекатная",
а из семейств духовенства почти сплошняком -
голимые афеисты и революционеры.
Мещанство - страшная сила,
будь то оно исконно нашенским, доморощенным,
или нямецко бюргерским, или имей оно происхожденье
из какой - нибудь французистой Аверни.
И если знать ещё и прикровенную и непроголанную миру,
и немизерную, скажу я Вам. в проценте статистику,
про такой милой довесок семейного аду,
как инцест - то мало не покажется.
А ведь и Лебедевские "выяснения отношений" на сцене,
и генерация изнасилованных
пришибленными отцами
девочек подростков
в самой нашенской жизни,
и мальчиков, укладываемых матерями - одиночками к себе в постель
во имя спасения от пресловутой "подростковой субкультуры" -
ведь это часто только попытка достучаться
до закрывшихся на ключ и зашоренных уже навсегда...
СУПчика хочится

Птичье молоко...

Ежили конечно же в нашенской Азиопе
сравнивать мещан старой дореволюционной ещё выучки
и мещан новых уже постсоветских,
то старая гвардия намного поколоритнее была:
это я сужу по старой формации,
канувшему в лету, духовенству:
любившее подарки, но и умевшая щедренно одаривать,
щирая на "чертогонство" и не в меру хлебосольная,
под початую третью "беленькой" (на двоих),
недурственно ставившая "треклятыя вопросцы"
и не менее блестяще их разрешавшая.
"Духовности" да "подвигов" в них может быть и
ссыкать было трудственно,
за то любил их народ за душевность и ласку.
Таковы был Никодимушка Ротов
для гостя устаканившего стол "птичьим молоком"
и всем чего только душа пожелаит,
да и шапку чёрных соболей на его же нахлобучивая
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post4141513/
Таков был и владимирский деспота Скорпионушка:
завидев какого нибудь попа в окошко
зазывал заманчиво у хату,
наливал стопорик коньячку французистого
потом вываливал штук двадцать только
что пропечённых пирогов с печёнкой:
"Покуда всё не съешь, отсюдова не уйдёшь..."
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post10038471/
Пиллигримство

Обходить норовили сторонушкой

Новая генерация духовенства
норовит дедулькина kalakazo всё чайком-с побаловать,
будто он чуриковец, прости Господи, какой - то,
да два три сухарика (серафимовских)
выкладать на стол только то что и удосужатся:
дескать постники мы, посмотрите каковы мы посники то!
Потому то он к попам нонче и не завсегдатой,
что калачом его точно к себе не заманишь.
Порча та началась ещё в конце семидесятых,
когда в духовенство попадать "по случаю"
стали товарищи "идейныя":
вроде как и поп, а не пьёт-с,
токмо трубочкой себе,
пресурьёрзенно, аки паровоз попыхивает,
и верует в капитал собственного добронравия,
больше чем в самого Господа.
Ни нощей напролёт у спорах проведённых,
ни озорства тебе никакого,
чтоб поутру с ракетницы в суседского козла
в своём огороде популять,
или с той же ракетницей
за суседом побегать:
"Я покажу те, кузькину мать!"
Хуже всего у тех попов "идейных"
с воспитанием получалося:
ни мультиков никаких,
ни кукол или машинок,
ни Тома Сойера,
а с шести лет - акафисты и псалтырь,
прислуживание в алтаре,
и муштра во всё той же чопорной сноровке:
"Наш сынок будет схимонахом..."
То и были первые ещё на конец семидесятых
жертвы религиозного неврозу,
так что выпадая из родительского домострою
они потом храмы Божии
за версту и обходить норовили сторонушкой....