?

Log in

No account? Create an account
Пляс над безднаю
Простите
kalakazo
Аврорный Невский пузырится кровавыми всполохами,
точно то - мантийная подкладка
шествующего в Синедрион
"кавалерийской походкой" булгаковского прокуратора
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15501257/,
а на Фонтанке
у самого первого отечьего цирка
трубит зарю
балаганная кукла
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15501206/.
В каких-то трёхстах шагах отсюда, на Моховой,
сто лет назад
горько плакался над вымыслом
и заливал слезами "Князя Мышкина"
семнадцатилетний Вацлав Нижинский,
вторя и безоговорочно веря,
что "красота-то и спасёт этот мир".
Называл он себя впоследствии "Божьим клоуном",
и, пожалуй, так никто,
как это удалось этому человеку-кукле
в том сребряновекном аполлонистском кружении,
не отразил тогдашнюю всемирную истому и тоску,
усталость от мира и жажду всеми
"краткосрочной войны" и "блестящей победы".
Грациозным Нарцисс-фавном,
осторожно ступая по краю пропасти
и, прежде чем снова обмякнуть в куклу,
теша честную публику
безудержным плясом над бездною
всё одно что эоловой арфой,
Вацлав уловил ритм эпохи,
погружение в безумие уже целых империй,
вполне осознанно вовлекавшихся
в зловещий карнавал Первой мировой бойни.
Это уже потом свист снарядов над окопами Вердена
французы будут сравнивать
с лязгающей музЫкой Стравинского,
а в хореографных корчах русского Петрушки
увидят провидческую пластику
предсмертных судорог
тех десятков тысяч,
накрытых сизым облаком газовой атаки.
"Я подобен Христу, ибо исполняю веления Божии. Я Бог" -
Нижинским начала овладевать паранойя в 1917-м
с веющими над Питером враждебными вихрями,
когда матушка Россия, оступившись,
начала грузно проваливаться в бездну,
а вытанцовывавший ея погибель пророк,
подобно "идиоту" Фёдора Михалыча,
на тридцать лет затворён был в швейцарскую клинику,
оглашая доставшуюся ему палату №6
детским лепетанием:
"Гу-гу, гу-гу-гу.
Ты - гу-гу.
И Я - гу-гу..."
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15500883/