?

Log in

No account? Create an account
Вытанцовывал
Простите
kalakazo
Ничто так не свято для любого белонощнаго мечтателя,
так не греет его душу,
как именно питерский сребряной век:
он стелется зеленоватым туманцем
меж "родных" - на Волковском - могилок,
зовёт к себе и манит
мерцающими, с болотных топей, огоньками.
Он пьянит, как хорошее "Bordo", и кружит голову
и вслед за танцующим русским Фавном
пускается в оргийный пляс:
"Николай Петрович Цукатов протанцевал свою жизнь;
теперь уже Николай Петрович эту жизнь дотанцовывал;
дотанцовывал легко, безобидно, не пошло;
ни одно облачко не омрачало души;
душа его была чиста и невинна,
как вот эта солнцем горевшая лысина или
как этот вот гладко выбритый подбородок меж бак,
будто глянувший промеж облака месяц.
Все ему вытанцовывалось.
Затанцевал он маленьким мальчиком;
танцевал лучше всех, и его приглашали в дома
как опытного танцора;
к окончанию курса гимназии натанцевались знакомства;
к окончанию юридического факультета
из громадного круга знакомств
вытанцевался сам собою круг влиятельных покровителей;
и Николай Петрович Цукатов пустился отплясывать службу.
К тому времени протанцевал он имение;
протанцевавши имение,
с легкомысленной простотой он пустился в балы;
а с балов привел к себе в дом с замечательной легкостью
свою спутницу жизни Любовь Алексеевну;
совершенно случайно спутница эта
оказалась с громадным приданым;
и Николай Петрович с той самой поры танцевал у себя;
вытанцовывались дети;
танцевалось, далее, детское воспитание, -
танцевалось все это легко, незатейливо, радостно.
Он теперь дотанцовывал сам себя".
http://az.lib.ru/b/belyj_a/text_0040.shtml
Иногда мне кажется, что мы так легковесно,
даже сами того не заметив, и "вытанцевали"
свой родной апокалипсис.
Отпрыск строгого и завсегда в жёлтый колер
крашенного классицизму,
русский Art Nouvеau,
в своём с миру по нитке эклектическом уродстве,
поначалу ведь казался калашнорылым самозванцем,
и Анна Андреевна даже плакалась
об "изуродованном модерном" Литейном.
Кто ж тогда ведал, что на смену ему придёт
и водворится в прямых наследницах
совсем уже обезличенный конструктивизм,
а сам Литейный,
с его доминантой Большого дома,
станет символом страха и угрозой для всяк живого,
новым китовым чревом,
лоном раскалённого Молоха,
куда будут "пожерты гекатомбы"
человечьих тел и судеб...

Заблудившийся трамвай
Простите
kalakazo
Туман, друзи моя, первой в Питере туман -
предвестник бабьего лета,
минорно опадающих листьев и
вхождения вечнаго граду
в самый пронзительный,
по музыкальному орнаменту,
период предвечной нощи
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15514118/.
Завсегда низко кланяюсь у Инженерного
вскопытившемуся Петруше
и торопной оглядкой,
как бы тот не загарцевал вослед,
посматриваю на двойной "Замковый колер":
нонешний - мягонькой,
и красно-бурой - советский
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15514119/.
И как здесь прикажете, сударыни моя,
старому охальнику не загрезить былым:
"Шёл я по улице незнакомой
И вдруг услышал вороний грай,
И звоны лютни, и дальние громы,
Передо мною летел трамвай.
Как я вскочил на его подножку,
Было загадкою для меня,
В воздухе огненную дорожку
Он оставлял и при свете дня.
Мчался он бурей тёмной, крылатой,
Он заблудился в бездне времён...
Остановите, вагоновожатый,
Остановите сейчас вагон!"
http://www.litera.ru/stixiya/authors/gumilev/shel-ya-po.html.
Плавненько перетекаю к триптиху на Марсовом:
вечнующий огонь, с кем шутки завсегда плохи,
пивные бутыли вприкуску и забуркавшийся нонешний Мармеладов
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15514163/.
Нет уж, дудки, недруги моя,
мечтающие засадить дедульку-поскакулькина у жёлтый дом,
как тут мне не заскакать на одной ножке
и не закурлыкать петухом:
"Поздно. Уж мы обогнули стену,
Мы проскочили сквозь рощу пальм,
Через Неву, через Нил и Сену
Мы прогремели по трём мостам.
И, промелькнув у оконной рамы,
Бросил нам вслед пытливый взгляд
Нищий старик,- конечно, тот самый,
Что умер в Бейруте год назад."
http://www.litera.ru/stixiya/authors/gumilev/shel-ya-po.html
Посматриваю сквозь Фельтонову зарешечённость
на призрачных богов Летнего саду
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15514173/,
и вот-вот возникают тени совсем уже позабытого прошлого
http://kalakazo.livejournal.com/56300.html.
Непременно в щёлочку подглядую
и на кургузой зад Ляксандр Ляксандрыча:
любил государь покушать, ничего не скажешь, -
и покушать и выкушать двухсотграммовую флягу,
какую потаённо от пристального взгляду супружницы
и носил в цокающем сапожище
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15514175/.
А у Эрмитажу наяривают пятиутренний джаз
две сладкие парочки:
не куса ради и хлебушка,
а ради вечнующей, всё-таки мир спасающей, красоты
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15514202/.
И как здесь не вспомнить ошеломляющее эссе
моего дальне-близкого
милого друга:
"А Дворцовую площадь всю заполняют звуки саксофона -
это какой-то джаз, но он тоже странный -
восточные мотивы в нем явно слышны:
отрывистые звуки, вперемежку с переливающимися трелями,
подслушанными у муэдзинов...
Лицом он похож на Фирдоуси или, на худой конец, Хаджу Насреддина.
Он узбек, но не с тюркскими, а с тонкими арийскими чертами:
“Как хорошо: духовное лицо, а джаз любит!”»...
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15514203/