August 21st, 2008

Простите

Русские идут...

"Милиция! Помогите! Грабют!" - истошный бабий взой
из неуспевшего вовремя прикрыться
скворешного киоска,
и двое "братишек" в тельняшках и голубых беретах,
взяв сие утлое судёнышко на абордаж,
доблестно выносят оттудова
по цельному ящику водки.
Два дни в начале августа
десантного разгулу и куражу.
Раньше проходило всё это
в плотном кольце
заспецованного в бронежилеты и каски
спецназовского кавалергарда,
сейчас вкруг бритоголовых
и сплошь в наколках
"морских волков" - ни души.
Из самого Смольного бабой Валей отдан наказ:
"Подумаешь, торгаши -
всё одно палевом приторговывают:
никого из братишек не трогать,
пущай вволю натешатся".
Спешно прикрываются погребки и скорешники,
да и круглосуточные супермаркеты стараются вовремя
занавеситься железными жалюзи.
С рынков испаряются бесследно
"лица кавказской национальности",
да и наследники "риднаго Иерушалайму"
стараются у метро не светиться,
ибо к вечеру вдрабадан пьяным "спасителям отечества"
уж оченно за матушку Россию
становится обидно,
и болестно чешутся их пудовыя кулачищи.
Профланировав и погорланив по центру
и натибрив про запас "боеприпасов",
толпа вэдэвэшников
к белой нощи сплавляется "на острова".
В году так 82-м,
в четыре утра лисапедно докатив до Елагина,
стал свидетелем феерической картины:
человек двести прячущихся
по кустам ментов,
разгромленное в пух и прах летнее кафе,
сгруженные в охапку столы
и два десятка всё ещё истово
гарцующих на них
братишек...
Простите

Консервны банки...

На подмогу десантникам
справить день военно морских сил
недельку гостюет на Неве
и славное Петрово наследие
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15224081/.
Раньше и флагманы флоту у нас гостевали - красавцы линкоры
и атомные подлодки посерёдке выстаивали.
С каждым годом подбор судов
становился всё скромнее и гаже -
ими кремлёвские барыги
приторговывали в качестве металлолому
(с очевидным спецзаказом из Белого Дому),
чтобы из морской державы
мы бы мирно скатились бы,
как во времена Лексей Михалыча,
к сухопутственной
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15247387/.
Ныне от флоту остались
только одни рожки да ножки,
а одна токмо из четырёх
(в семиэтаженной дом)
яхт чукотского губернатора,
пригнанная на одну ночь
для его славной ночёвки -
стОит, как поговаривают злыя языцы,
столько же,
сколько из нашего бюджету
на наш весь с потрохами флот
ежегоденно и отчисляется
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15440301/.
Всё те же, небось, "макароны по-флотски",
с тушёнкой, навезённой нам
по "ленд-визе" ещё из Америцы,
однако, "ряхи" матросики на том пайке
наедают славныя
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15247385/.
Ещё и предолгие рейды
и пребывание в море по полгода
на непонятно ещё даже как плавающих
консервных банках,
но всё это разбавляется
романтикой и несколько
специфической мужской дружбой:
"Ну, знаете, я ведь капитан первого рангу,
так что мне по статусу положена... не любовница, а салага".
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15247384/
На поклон сему утлому железу
высыпают красны девицы
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15247358/
и оседлавшия папуль малыши-карандаши -
всё одно ведь интересно
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15247360/.
Но, к стыду своему,
туточки-то я и вспоминаю,
что сам я на крейсер "Аврора",
хоть и проезжаю мимо него
каждый Божий день,
так и ни разу
не захаживал...
Простите

Дневник гения

"Дневник гения" - премьера в "Приюте комедианта":
озвученные тексты Сальвалора Дали,
в режиссуре Андрея Дежонова -
три часа несколько натужливой клоунады,
в попытке изобразить
заигравшегося без меры
в патологию и безумность
великого паяца и каталонского скомороха.
О Сальвадоре Дали надобно отдельно писать -
пожалуй, он первый,
в эпатажной маске анального маструбатора,
превратил собственную жизнь
в бесконечный перформанс
и в вид,
заново перелицовывающего мир,
искусства:
мёртвым взглядом
посмотрел он на обезбоженный
аки труп разлагающийся,
мир
и только в нём
уже мёртвые души увидел:
"Тебе кажется, что ты жив,
но ты давным давно уже мёртв!"
Потому впоследствии
он и срывал с этого миру
личину якобы ещё "живой жизни".
Сергей Янковский,
сын безвременно скончавшейся директрисы
театральной библиотеки - наверное, хороший мальчик
и даже - хороший любовник,
но прорисовывает он юрода Божьего
примерно также,
как никак ненаводимый на резкость,
дамскими пальчиками засаленной
объектив.
Валерочка Михайловский,
выходя под занавес
на сцену
в роли нравоучительно баптистского Христа,
будучи совсем не актёром,
смотрится внушительнее и сурьёзнее,
хотя бы потому что он - личность,
и в нём присутствует
вполне прочувствованная
инфернальность...