September 10th, 2008

СУПчика хочится

Канкан в стиле кантри

"Гамлет" в постановке Юрия Бутусова -
гастроли МХАТ имени Чехова на сцене БДТ.
Почти четыре часа фиерии в стиле блюз или
канкана на музыку кантри.
Текст к нонешной публики адаптированной,
но иногда местами
смахивающий на Пастернаковский перевод.
Озвучивает его, питерской выучки
примелькавшееся "телемыло":
Константин Хабенский, Михаил Трухин, Михаил Пореченков,
они же в простонародье "менты":
там они вроде как к месту,
да и тексту поменьше.
И их "Гамлет" мог бы смотреться пародией
на затасканныя сценическия клише,
если бы сам Бутусов
в традиционной "игре на понижение",
не пытался Шекспирову трагедию,
дотянуть до уровня мелодрамы.
В итоге: всё более наростающее чувство неловкости
за происходящее на сцене балаганное действо,
и стыда, что в том повинна
и питерская школа на Моховой.
Будь это спектакль какого - нибудь Удмуртского или Минского драмтеатру,
смотрелось бы на "ура": молодцы провинциалы - стараются.
Но для заглавного театра страны,
где ещё играют Станислав Любшин и Андрей Мягков,
да и много ещё кто мог бы там дотянуть текст
до хоть какого то правдоподобия,
это показатель гнуснейшего "знамения времён".
Кто мог подумать, что за какие то несколько лет,
Олег Табаков, по младости когда - то прославившийся
рубкой ещё в черно - белом кино
шашкой ГДРовского гарнитура,
превратит детище Станиславского в Камергерском
в сборище рыл в калашном ряду,
и столь легко расплюётся с данью
классической традиции,
где театр был всегда храмом,
а сцена - алтарём...
СУПчика хочится

Правильной дорогою...

Красная площадь нынче перекрыта,
да и в мавзолей почему - то не пущают,
но поскольку Ленин
и был и до сих пор остаётся "живее всех живых",
вот и происходит на потеху честной публики
явление Лукичёвских клонов
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15784358/.
Вхождение в роль требует несомненного навыка
и особливой картавости,
и даже может лысиногенетичнаго сродства:
водит же по Питеру трамвай правнук Фёдора Михалыча,
почему бы и Лукичёвским внучатам - бывшим октябрятам
не работать под дедушку Ленина?
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15784333/
Им есть у кого учиться:
Борис Щукин, Михаил Ульянов, Александр Калягин,
Михаил Казаков, Кирилл Лавров,
за "роль Ленина" следовали и милости с барского стола:
звания "народных", амфиладныя квартиры, госпремии.
За вживание в роль Владимира Ильича,
на дарованную партией и правительством "Ленинку",
когда - то Кирилл Лавров себе
недюжинную дачу в Вырице смог отстроить,
а Товстоногов - щеголять на новеньком
с иголочки "Мерседесе".
Что с того, что дача вскорости сгорела,
а Гога в этом самом забугорном авто ,
на перекрестии у Троицкого задохнувшись и помер?
Никакого рока здесь может быть и нету,
и никто сколько мне помнится
из вышеперечисленных лицедеев никогда и не стыдился
за то сценографное проституирование.
А сейчас в обществе тароватого потребления,
это ещё и щемящие напоминания голоногого детства
и дань красногалстучной ностальжи:
"Пр- р- равильной дологой идёте, товалищи"
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15784265/...
Пиллигримство

Своя лениниана...

Что делать, московитые завистники моя,
у каждого, у кого уже белыя как лунь власы,
или же у кого оне совсем повыпали
и кто не удосуживается их досужие сустатки
подкрашивать в блондиночный колор,
кто родился в эпоху златого советскаго застою,
кого октябрили и пионерили, -
у каждого из нас была своя "лениниана".
Один из моих однокашников,
корабкавшийся по номенклатурной лестнице
по комсомольской путёвке,
как и положено массовику-затейнику
по "работе с молодёжью",
носил кожану тужурку,
тискал в деснице кепку,
по-киношному, как "Ленин в октябре",
премило картавил,
и, самое главное, протирал себе лысину,
чтоб быть точным уже двойником
искомого первообраза.
У комсомолки тридцатых - Клавдии Ивановны,
прихожанки Никольского -
в красном углу рядом со Спасителем
висел и улыбчивой дедушка Ленин,
и ему-то она и пела по вечерам тропарь:
"Свете тихий..."
У Георгия Бутикова -
бессменного директора Иссакиевского собору,
в его кабинете,
располагавшемся в алтаре правого пределу -
восседавшем за массивным дубовым столом
на месте престолу,
на горнем месте по праву его руку
висел, маслом писанный,
трёхсаженный Христос,
а по леву - таких же размеров -
прищурившийся Лукич:
"У меня, в моём сердце старого коммуниста,
эти два образа неразделимы.
Христос и был ведь первым коммунистом.
Мы говорим: Христос, а подразумеваем: Ленин!"
Да, что скрытничать:
сверните малость от Николы,
да на конце Садовой
загляните в аппартаменты
знаменитого ныне старца игумена Е., -
там в красном углу,
с нимбом вкруг головы,
доминирует двухметровый святый Иёсиф...