September 11th, 2008

СУПчика хочится

По мощам и елей

"Время,
снова
ленинския лозунги развихрь.
Нам ли
растекаться
слёзной лужею,-
Ленин
и теперь
живее всех живых..." - основоположник славной ленинианы
Владимир Маяковский,
искренейший враг всяческой поповщины,
лепил образ Лукича,
может и неосознанно,
по канонам церковной агиографии
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15784332/.
И кто только после него не отметился
в ваянии образа пролетарского небожителя,
именно уже в устаканенных рамках
агиографных клише.
Даже выпоротый и публично линчёванный Михаил Зощенко,
сидючи у себя на дачке в Сестрорецке,
с голодухи взял да сбацал рассказец
про мальчика Володеньку,
вдрызг разбившего вазу:
"А это не я!", - и то было первый и последний раз,
когда Владимир Ульянов в своей жизни сказал неправду".
Самым духовно трезвым в своих "пять копеек",
вестко им добавленных в ту лениниану,
оказался патриарх Тихон:
когда ещё в деревянном мавзолее,
набальзамированную куклу залило нечистотами,
то он со свойственной ему ехидностью и заметил:
"По мощам и елей!"
О, если бы духовенство после него
благоразумно бы молчало,
к стыдобушке своей,
озвучивая неосергиянския посылы
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15784358/...
Пиллигримство

Две чёрные пули...

Есть какая - то чернушная мистика,
в том что набальзамированный труп
сына погибели,
покоится доселе непогребённым
на заглавной площади столицы Московитов
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15784332/.
И поэтична метафора о нём - "живее всех живых" -
на самом то деле
и есть та фантомная реальность,
когда вурдалакной призрак коммунизму
всё бродит по Московии,
и точно повивальна бабка
душит в своих объятиях
всякое "чтоб было бы, как у людей"
человечье начинание.
Потому то нам может и не выпростаться из
опутавшей нас паутины небывальщины,
что Лукич вовсе даже ещё и не помер,
а своим,
точно у Гоголя гляделочным присутствием,
тянет нас ко преисподнему дну,
словно прострелом оловянных глаз:
" -- Подымите мне веки! -- сказал подземным голосом Вий --
и всё сонмище кинулось подымать ему веки.
"Не гляди!" -- шепнуло какое-то внутреннее чувство философу.
Он не утерпел и глянул.
Две черные пули глядели прямо на него.
Железная рука поднялась и уставила на него палец:
"Вон он!" -- произнес Вий,-- и всё что ни было,
все отвратительные чудища разом бросились на него...
бездыханный, Хома грянулся на землю...
Петух пропел уже во второй раз...
И с тех пор так всё и осталось в той церкви.
Завязнувшие в окнах чудища там и поныне.
Церковь поросла мохом,
обшилась лесом,
пустившим корни по стенам ее;
никто не входил туда и не знает,
где и в какой стороне она находится..."
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15784356/...