September 23rd, 2008

Пиллигримство

Трагический Христос

В году так 86-м подходя рано утром
ко второй местночтимой
святыни некропля Донского монастыря -
скульпторе Христа,
работы Николая Андреева,
(одного из лучших религиозных художников серебрянного веку.
впоследствии загадочно трасформировавшегося
и ставшего истовым основоположником ленинианы -
более ста Лукичей вылепленных им
с 24-го по 31-й год),
когда то в Андрониковом,
исповеднически стоявшей на могиле Ясюн(о)инского,
я заприметил одинокую и вполне узнаваемую фигуру -
то был протоиерей Александр Мень.
В профиль на его лице
иногда проступало что - то хасидское
и столь же скорбное и трагическое,
что и узревалось в самой модерной Христовой фигуре,
словно то были леймотивны интонации
и его самой трагической судьбы и
многовековых плачей и стенаний
целого народа из "жидове"
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15815831/.
Отец Александр никогда оптимизмом
в отношении нашей яви
не страдал,
и всё его просветительское многоделание
было поспешением,
призванного во иереи Божии,
отрока Христова ,
коему суждено жить
уже в необратимо постхристианскую эпоху.
Да и сама православная церковность
оставалась для него верой
всё тех же евангельских Ананий и Каиаф
восседавших на Моисеовых седалищах
и где ему самому приходилось
во имя верности Христу
всё время скрытничать и таиться,
путать за собой следы,
и свою паству обустраивать,
дробя её на крохотные автономныя общины,
на случай всегда казавшагося для него неотвратимым
"поражу пастыря..."
Через полгода я как то сам заговорил с ним
о своей любви к "родным могилкам" на Донском,
и отца Александра вдруг прорвало:
трагический Христос -
и был для него образом
того самого Господа и Бога
за каким он в юности своей
так решительно и последовал...
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15815830/
Пиллигримство

Стёршиеся имена

Какая та отрада и одновременно ржа чувствуется
в исконни древнем отечьем обычае -
знатным мирянам хорониться
внутри монастырской ограды,
отдавая тем самым свои души
на монасье попечение,
и завещая на вечный помин души
монастырям угодья, деревни с холопами,
а порой и огромныя состояния
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15815833/.
По этой логике можно вроде как
прожить жизнь
греша "бестыдно, беспробудно",
походя, даже не замечая,
обирая и раздавливая мелких людишек,
а потом если ты знатен и богат,
с почестями быть
под монасьим покровом и погребённым,
в надежде что эти "чёрныя головёшки",
получив мзду порой
собранную из вдовьих слёз,
все грехи то твои и отмолют
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15874108/.
Где то под одним из этих замшелых надгробий
с давно уже стёршимися письменами
и покоится знаменитая со школьной скамьи
своими проказами с крепостными девками,
русская маркиза де Сад - Салтычиха
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15873868/.
Поминальников всегда в монастыри подавалось много,
и как правило в алтарях
они так ни кем и прочитывались:
некому да и некогда,
и наместник по обычаю вершил
над этими записочными корзинами
крестное знамение:
"Ничо, пущай ангелы читают".
И с тех пор как повсеместно на Руси
поминальная молитва в монастырях
совсем вдруг пресеклась,
и сами поминальники
развеялись, рассыпались и растерялись,
то всегда где на месте святе
доселе царит мерзость запустения,
мне и грезится непременно ангел
читающий за нас
те самые стёршиеся имена
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15815662/...