October 2nd, 2008

СУПчика хочится

Третий Толстой

После смерти Максима Горького,
и громкого судебного процесса
над его "отравителями",
в патриархи советской литературы
Сталин назначает своего любимого царедворца
"красного графа" Алексея Толстого.
И из бывшего Царского села
бывший граф переселяется
приемственно во флигель  горьковского особняка
 http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15895386/
Народ помнит его как автора "Золотого ключика":
"Я тебе сейчас объясню. В Стране  Дураков  есть  волшебное
поле,  --  называется  Поле Чудес... На этом поле выкопай ямку,
скажи три раза: "Крекс, фекс, пекс",  положи  в  ямку  золотой,
засыпь  землей,  сверху  посыпь  солью,  полей хорошенько и иди
спать. Наутро из ямки вырастет небольшое деревце, на нем вместо
листьев будут висеть золотые монеты. Понятно?"
http://az.lib.ru/t/tolstoj_a_n/text_0320.shtml
Люблю этот, вовсе даже и не для деток писанный,
и столь очевидный по проницательной иронии,
сказ прозревающий  тайники отечьего менталитету.
И по тому как сам Алексей Толстой мастерски угвоздал уже распятых,
сам он тянет на образ если не Карабаса Барабаса,
то уж точно лукавого прохиндея кота Базилио:
"Вредительство в науке, в школах, в литературе, в финансах, в товарообороте,
травля и убийство честных работников, шпионаж... -
все это творили холопы нашего смертельного врага - мирового фашизма:
троцкие, енукидзе, ягоды, бухарины, рыковы и другие наемники, убийцы, провокаторы и шпионы..."
(А Н Толстой "Справедливый приговор", 1938 г.).
Вряд ли сам Алексей Николаевич полагал,
что его самого осмелится кто либо в будущем ошельмовать
как самого последнего мерзавца и  негодяя,
а саму его удачливую карьеру
сталинского цепного пса обзовут "прохиндиадой".
После его смерти в 45, когда он удосужился своим именем
скрепить "беспристрастное" расследование
расстрела 30 000 польских офицеров в Катынском лесу,
и напоследок нарисоваться в освобождённом Париже
сладковелеречивой сиреной вместе с Николаем Ярушевичем,
зазывая эмиграцию безбоязненно
возвращаться в обновлённую Россию,
ему по барски разсевшемуся
поставили памятник
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15985832/,
и на века прославили его "третьим Толстым".
Мене всегда был любопытен цензурный ляп,
крамольно соделанный советским лито,
в девятитомнике Бунина 1965 - 67 годов издания -
там было чёрным по белому пропечатанно
бунинское так и называвшеся эссе,
где вместе с эпитетами о Алексея Толстого
"редкой личной безнравственности",
низости, пошлости, цинизму,
напоследок приведён и такой
"третьего Толстого" моноложец:
"Можно тебя поцеловать? Не боишься большеви-ка?" -
спросил он, вполне откровенно насмехаясь над своим большевизмом,
и с такой же откровенностью, той же скороговоркой и продолжал разговор еще на ходу:
   Страшно рад видеть тебя и спешу тебе сказать, до каких же пор ты будешь тут сидеть, дожидаясь нищей старости?
В Москве тебя с колоколами бы встретили, ты представить себе не можешь, как тебя любят, как тебя читают в России...
   Я перебил, шутя:
   - Как же это с колоколами, ведь они у вас запре-щены.
   Он забормотал сердито, но с горячей сердечностью:
   - Не придирайся, пожалуйста, к словам.
Ты и пред-ставить себе не можешь, как бы ты жил, ты знаешь, как я, например, живу?
У меня целое поместье в Царском Селе, у меня три автомобиля...
У меня такой набор драгоценных английских трубок, каких у самого английского короля нету...
Ты что ж, воображаешь, что тебе на сто лет хватит твоей Нобелевской премии?"
http://az.lib.ru/b/bunin_i_a/text_2672.shtml#16
Простите

К гибели поэта

Два года назад в цикле, посвящённом питерской Коломне,
я написал, томимый странными и тревожными предчувствиями:
 "Коломне точно не хватает воздуху:
стена заводских цехов
и десятилетиями немытых окон,
отгораживает её от Невы и
дымчатого простора "Маркизовой лужи",
упирается в сплошную стену
психиатрического Гулага -
застенка,
в каком, в конце 60-х,
бился в заскубленную дверь головой
другой невольный пиит Коломны -
Олег Охапкин,
ещё не "до конца" напичканный нейролептиками:

"Чую по-волчьи, не по-людски тишину,
Ангелов нет в ней и невозможны по нашим
Безвременам, этим тусклым глазам на луну,
Воем ночами, и утром под дудучку пляшем!
..."Волки ли, волки ли? В тишине гробовой
Слух человечий остановился на взводе.
Тишь над страною? - Нечеловеческий вой!
Тише Ты, Муза! Не лира нужна в безысходе"

...И именно в питерской Коломне,
я точно слышу пробивающих дверь
собственной головою!
Здесь достаточно иногда одного шажка,
чтобы окончательно провалиться
в это спёртое дыханье
к заживо погребённым!"
http://kalakazo.livejournal.com/22661.html
А вчера нощию был извещён о гибели великого поэта
и питерского сумашедшаго Олега Охапкина,
именно задохнувшегося  в больничной палате...

СУПчика хочится

На Новодевичьем

Трудно пожалуй найти в России такое местечко,
где бы так тесно друг к дружке
покоилось столь именитых имён
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15895261/ .
Новодевичий, решением партии и правительства,
став в конце двадцатых,
местом упокоения именитой
партийной,  и заодно ещё и  культурной,  номенклатуры,
без всякой генеральной сверху задумки,
ведомый вкусовщиной
токмо каждой в отдельности 
кривозеркальной подобности,
поневоле и  превратился
в тягучее однообразие  калашных рях:
сытыя и холёныя,
в самые в самые что ни на есть
голодные для отечества времена,
откормленные на спецпайках
до рылоподобного однообразия,
когда петлицы на спецовке
у всех вроде разныя,
а на лицо -  как будто они все "близнецы - братья"
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15893604/.
По этому некроплю только и  можно ныне судить,
об облике тех бесконечно далёких,
с накладными плечами небожителях,
появлявшихся дважды в году
на мавзолейной верхотуре
в барашковых шапках
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post16014568/
СУПчика хочится

Клич силы и чести

Каких то мордоворотов, прости Господи, не насмотришься,
на грядущую ночь на Новодевичьем:
с подчинёнными хам и трёхэтаженной матершенник,
зато при виде Никиты Сергеича сей доблестной генерал
лыку  ведь от страху и трепету не мог связать
 http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post16014752/,
а этот по рускому обычаю,
никогда не жалевший - "одноразовое оружие" - солдатушек,
чем не советский герой
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post16014723/ ?
Но вот вроде и интеллигентное лицо - узнаёте? -
а ведь сам Петр Андреевич Павленко!
Не помните, а напрасно - лауреат четырёх Сталинок,
на все времена "великий советский классик":
"Москва не спала. Ольга открыла окно на улицу, послышались крики: „Сталин!"
Толпа кричала и звала: „Сталин! Сталин! Сталин!" —
и это был клич силы и чести, он звучал как „вперед!"
В минуту народной ярости толпа звала своего вождя,
и в два часа ночи он пришел из Кремля в Большой театр, чтобы быть вместе с Москвой"
(Павленко П. На Востоке. М., 1937).
Петру Андреевичу поручали вести прямые репортажи из залов суда
над троцкистами, зиновьевцами и прочими "недобитками".
Именно оттуда звучал его торжественно восторженный голосочек:
"Требуем беспощадного наказания для торгующих родиной
изменников, шпионов и убийц".
В застенках ГПУ он лично присутствовал и
сам непосредственно участвовал в допросах
своих собратьев по перу - запродавших советскую родину
за тридцать серебренников
бывших "инженеров человеческих душ".
И как говаривал Юрий Нагибин -
не один десяток пиитов на самооговор уговорил
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post16014720/...