?

Log in

No account? Create an account
Трагический тенор эпохи...
Пиллигримство
kalakazo
И как то уже совсем символически
расположились по соседству
могилы двух антиподов,
музыкального палача и его жертвы -
на протяжении многих десятилетий
секретаря союза композиторов СССР
Дмитрия Кабалевского,
имя какого называлось всегда четвёртым
среди "великих советских композиторов":
Прокофьев, Шостакович, Хренников и Кабалевский.
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15893256/
и могила великого мученика и страдальца
Альфреда Шнитке
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15893346/ .
Завсегда бравурный мажор музыки Кабалевского
в советские времена доносился из всех репродукторов,
с утра до ночи напролёт,
и вдруг она как то внезапно испарилась
вместе с его кончиною в 83-м,
а Альфреда Шнитке в лучшем случае обыватели знали
по его "саундтрекам" к мультфильмам.
Когда на каком то приёме жена Альфреда
набралась наглости и вопросила
другого музыкального палача Тихона Хренникова:
"Почему Вы не исполняете творения моего мужа?"
он ответил решительно и по хамски однозначно:
"Пока мы живы - Шнитке в живых не будет"...
"Со Шнитке началась эпоха посмодерна
в эСэСэСэРии:
обязательно революционный слом
всяческой Иерархии,
в том числе - и иерархии ценностей.
Именно в его музыкальном беспоповстве,
позволялось соединять
электрогитару и орган,
без конца "цитировать" чужое,
беря на себя лишь
мастерство,
без сомнения - изысканной компиляции.
"С миру по нитке - вот тебе и Шнитке!"
Однако альтернативой трагедии,
в итоге могла стать только
сама трегедия.
На неё Альфред и решился:
поднял милоть своего учителя.
Я бесконечно любил этого
последнего трагика ушедшаго века,
музыка для этого
"немецкаго выкреста" никогда не была
только "игрою в бисер",
но всегда "вызовом" и "поединком"
с той самой обезбоженной эпохой,
навсегда утратившей и потерявшей
"дар различения духов".
За своё музыкальное дон-кихотство
он расплатился 8 сердечными инфарктами,
и умер совсем ещё молодым,
от снедавшего его болезненного
печалования по Бозе".
http://kalakazo.livejournal.com/34517.html

Гибель богов
Пиллигримство
kalakazo
На могиле Александра Николаевича Скрябина,
перенесённого на новое Новодевичье кладбище в 32-м,
стоит скромный несколько пизанящий постамент,
безо всяких уже и ятей
и даже без имени и отчества,
запылённый и без единого цветка,
оставленной хотя бы одной
оставшейся в живых почитательницей
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post16072425/.
А ведь хоронила его весною 1915-го,
когда то "половина Москвы",
шли за гробом,
и временами бившиеся в конвульсиях,
истеричныя толпы "скрябинисток",
и немерянное в числе общество "скрябинистов",
хоронило ведь не простого смертного,
а "Мессию" и в одном лице самого,
(прости Господи) "господа бога".
Создатель "Божественной поэмы", "Прометея", "Поэмы огня",
грезил себя ведь "демиургом",
призваным неистовым напором
своих громовержных музыцирований,
пересоздать и себя, и всё человечество,
и всю поднебесную.
Он был призван жить вечно,
а помер как простой смертный на 44-м году,
от сифилитического герпеса,
так и не довершив свою исполинскую "Мистерию",
для исполнения которой требовалось,
ещё и построить грандиозный храм в Индии,
созвать туда десяток тысяч музыкантов,
соборным волеизъявлением которых,
в один миг взять да и благостливо перестроить,
в грандиозной тогда всемирной бойне,
погрязший падший мир.
То был конечно же модный тогда
соблазн "богостроительства",
для серебрянного веку -
чистейший "прелести" чистейший образец,
как мне кажется спровоцированный
даже уже и не Штайнером или Блаватской,
а чисто уже кокаиными наваждениями.
Россия матушка тогда жила на
введённом государём батюшкой "сухом законе",
но в аптеках тогда продавалось лекарство
под названием "экстрат листьев коки" -
вот на нём то и замешаны были,
все эти богостроительныя бредни
Максима Горького и Луначарского,
стихоложныя полёты в небесах
неистовых Буревестников,
разрывистой поскак
в петербургских першпективах Андрея Белого,
и похабная вакхаканалия в "Двенадцати" Александра Блока:
"У ней керенки в чулке" - написать подобное,
можно было только под кокаинным дурманом,
да ещё и ещё продолжать
после этого выкрикивать:
"Мамочка - я гений!"