October 9th, 2008

Пиллигримство

Пыль кокаина щекочет ноздри

В образе Владимира Маяковского 
обнаруживается  множество каких несообразностей.
На людях оратор трибун, то жёлтокофточник,
то дерзкий и бросающий вызов толпе хам:
"Желающие получить в морду благоволят становиться в очередь".
По воспоминаниям же самых близких:
крайне стеснительный и застенчивый человек.
Лиля Брик:"Володя много и часто дома плакал".
Панически боялся смерти "от заражения микробами",
поэтому после вынужденного рукопожатия,
бежал в туалет и тщательно мыл руки
маленьким мыльцем, каковое всегда с собой и носил.
Какое то в том даже роковое и по времени тоже
сходство с Адольфом Гитлером:
"До этого он был неотесанным, заикающимся австрийским идиотом,
дешевым богемным художников и извращенцем.
Они взяли его с улицы, обучили ораторскому искусству, риторике, стратегии и,
благодаря действию тщательно выверенных доз этого наркотика"
http://solim.freenet.tj/relations1.html
Истерик, невротик, интраверт каковой 
среди толпы незнакомцев становился
вдруг развязанным и через меру нагловатым,
по словам Ивана Бунина    
"трудно было найти более подходящего певца, «поэта», чем Маяковский
с его злобной, бесстыдной, каторжно-бессердечной натурой,
с его площадной глоткой, с его поэтичностью ломовой лошади
заборной бездарностью даже в тех дубовых виршах,
которые он выдавал за какой-то новый род якобы стиха,
а этим стихом выразить все то гнусное, чему он был столь привержен,
и все свои лживые восторги перед РКП и ее главарями,
свою преданность им и ей. Ставши будто бы яростным коммунистом,
он только усилил и развил до крайней степени все то,
чем добывал себе славу, будучи футуристом, ошеломляя публику грубостью
и пристрастием ко всякой мерзости"
http://www.velib.com/book.php?avtor=b_910_1&book=130_18_16
Самый долгий роман в жизни Владимира Маяковского
был роман с кокаином:
"Ночь зацветает неоном покойницкой,
Пыль кокаина щекочет ноздри,
Юноша бледный с глазами покойника
Ритм заколачивает, как гвозди
http://www.hrono.info/text/2008/zhura0308.html">http://www.hrono.info/text/2008/zhura0308.html</a>
Маяковский был почти что всегда под кайфом:
"Эйфория, ощущение прилива энергии,
повышение умственной активности,
избыточная самоуверенность,
усиление чувственного восприятия,
эмоциональный подъем,
чувство бодрости,
и повышенное беспокойство:
кокаиниста "в кайфе" лучше не трогать.
Он как бы все время балансирует
на грани между радостью и подозрительностью"
http://vodka.com.ua/articles/other/458.htm.
От кокаина собственно и  скачущий,
рваный ритм его стихов,
"резкая перемена  настроений",
агрессия, нарцисизм и эйфория.
Иногда мне кажется,
что многие из пиитов и приняли столь "восторженно" революцию,
вдыхая "сребрянныя нити кокаинной пыли".
Завзятыми кокаинистами ведь были
и Максим Горький с его оргийными "Буревестниками",
и Валерий Брюсов, и Андрей Белый,
и Александр Блок, и Сергей Есенин.
Под влиянием кокаина поначалу сочиняются
и "снятся" целые поэмы и венки сонетов, 
можно без еды работать "запоем"
сутками напролёт.
Но потом как расплата,
вслед за неизбежным личностным распадом,
дозу потребно  всё увеличивать и увеличивать.
В больших же  дозах кокаин
вызывает совершенно обратныя состояния:
тяжелейшее чувство "загнаности в угол",
панического страха и
желания как можно скорее "уйти".
Здесь то и кроется причина
"загадачных" смертей Сергея Есенина и Владимира Маяковского
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15892925/...
Пиллигримство

Город сад...

А не доводилось ли Вам, блаженныя недоброжелатели моя,
встречать среди встречных поперечных,
удивительной тип елохнувшейся барышни,
али знамо как и за что
посвящённых в попы
бывших комсомольствующих живчиков,
коих ежили поскребсти их
супротив дворняжей шёрстки,
вдруг тебе и глаголют:
"А гения Маяковского - не трожь,
это ведь наше "святое".
Тот же самой в их "православии"
угадываемый однополярный мир,
однопартийной нравственности,
и всякое отсутствие намёка на
жизненно трагическую полифонию:
"А теперь поговорим о дряни":
то ли от "Евангелия от Маяковского",
духовность разобранная на лозунги,
ярая ненависть к внутрицерковным врагам,
жонглирование вырванными из контекста словами,
"что дышло" канонами,
и демонстративное сжигание святынь,
какими ещё вчера похвалялся.
"Хоть и церковный мерзавец, а ведь согласитесь:
талантливо, бестия, втюхивает то!"
В их православии мне почему - то
так же душно и тесно,
как и в забористом богохульстве Владимир Владимировича:
"Я думал - ты всесильный Божище,
а ты недоучка, крохотный божик.
Видишь, я нагибаюсь,
из-за голенища
достаю сапожный ножик.
Крыластые прохвосты!
Жмитесь в раю!
Ерошьте пёрышки в испуганной тряске!
Я тебя, пропахшего ладаном, раскрою
отсюда до Аляски!"
Сколько на этом,
зиждется пусть и не бесталанном,
кокаином стихоплётстве,
реально в истории Руси
порушенных храмов,
духовного проституирования
и откровенного душевного похабства:
"Как трактир, мне страшен ваш страшный суд!
Меня одного сквозь горящие здания проститутки,
как святыню, на руках понесут
и покажут Богу в своё оправдание"?
Они и "святую Русь" пытаются возрождать
по его оптимистично эйфорийным рецептам:
"Через четыре года здесь будет город - сад!"
А ведь на этом и строится катехизис
новых, елохнувшихся по случаю,
огрызков его спонтанного стихослагательства.
Советская эпоха породила таких ублюдков,
как Владимир Владимирович,
а сам Маяковский
нежданно для самого себя,
породил эпоху православнутых выблядков,
и их ублюдочного православия...
"Кто на Меня - тому Аз воздам"...