?

Log in

No account? Create an account
Жестяной барабан
Пиллигримство
kalakazo
Что греха таить, зложелатели моя,
может и постыдно в том нынче признаваться,
но что поделать:
любил дедулькин в Воскресения Словущего
на Неждановской
бывать на службах Питирима Нечаева.
Цену своей внешности деспота ведал:
митра на нём благородственно тёмно - вишнёвого бархату,
резныя иконки на ней из бивня мамонта
работы самого Сергея Протасова,
расшитая вручную парча
антикварного, чуть ли не патриарся Никона,
саккоса.
На помазании владыка представительствует
на архирейском рундуке
помавает бровями,
рядом пунцовой - кровь с молоком - "мальчик",
держит, матовой филиграни,
осьмнадцатого веку сребрянной кубок с "миром",
на иподьяконской деснице
французкими кружевами свешивается,
доведённое до крахмального хрусту,
белоснежное лентие,
а сам деспота слегка косится
на толпу "питиримовок" -
перезрело бальзаковского возраста дамочек,
каковые собралися толпою сбоку
и пожирают деспоту очами,
как он сам любил говорить:"текут",
"текут" соборственно...
На архивном фото 1961 году,
насельников Троице - Сергиевой лавры,
35-тилетний инспектор духовных школ
и преподаватель Нового Завета,
с уже седеющей бородой
восседает по леву руку от трехкрестоваго Пимена
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post4141570/.
Не ведаю: боялись ли его бурсаки?
Но судя по поздней его вспыльчивости,
и умению устраивать подчинённым шмоны и разносы,
думаю, что и тогда он уже умел
раставлять запятыя в
"казнить нельзя помиловать".
А вот здесь уже от лица Издательского отдела,
тогда уже изысканейший собиратель антиквариата,
отец архимандрит поздравляет Святейшего юбиляра
богомольно и по простому
одной только постной просфирою
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post4141429/.
А спустя ещё год он уже и епископ -
"равный среди равных",
в стремительной походке,
с едва поспевающей за ним бородою.
О, сколько надежд тогда,
поставлялось на эту самую
в апостольство Христово,
посвящённую "молодёжь"
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post4141801/.
Она и "оправдала" себя,
правда уже не совсем в церковных делах:
как и полагалось разведчику,
владыка понуждён был
оставаясь чужим среди своих,
быть свояком среди чужих.
О Константине Владимировиче Питириме ходили легенды,
церковная молва определяла его
КГБшныя генерал - лейтенанты,
и я о нём накропал эссе
весьма бледно отражающее его
безграничныя таланты
http://kalakazo.livejournal.com/1161.html .
Духовенство его почему - то не любило,
подчинённые за глаза звали его "степным волком":
в отличии от других владык,
он ни с кем не дружил,
от всех держался отстранённо,
и никого из своих человечиков
по иерархной лестнице
не пытался двигать.
Издательский отдел патриархии -
по сути источник Христова благовествования,
проповедовал казалось бы всё,
кроме самого Христова учения.
И почему то был невыносимо - до спёртости душен.
Его работники - казалось бы
"апостолы" на ниве духовного просвещения,
на самом деле были носители всё той же
"второй древней профессии",
собачились и стучали друг на друга,
а самому Питириму
доставляло удовольствие
этот зверинец ещё и сталкивать лбами
и науськивать их друг на дружку.
Владыка всегда с собой носил диктофон,
и всех и вся,
все приватныя и телефонныя разговоры,
записывая на плёнку.
За границу он отлучался частенько -
оповещая тамошних обывателей,
что посаженный в лагеря
его бурсацкий однокашник отец Глеб Якунин -
"матёрый уголовник",
а отправленный в ссылку Андрей Дмитриевич Сахаров -
самый что ни на есть "американский шпион".
И заодно прирабатывая ещё и "курьером":
под прикрытием дипломатического паспорта,
рясы и панагии,
перевозя "шпиёнские" микроплёнки в фотоаппаратах.
Так в сцепке с владыкой Антонием Блумом,
удалось похитить тогда чертежи
англо - французкого сверхзвукового пассажирского самолёта,
и стратегического бомбандировщика.
Эти самолёты мы воспроизвели
почти что тютелька в тютельку:
"всё на службу строителя коммунизма".
Сверхзвуковик оказался правда "нерентабельным",
а на бомбандировщиках с ядерным боезапасом,
и призванном долететь
и в пух и прах разбомбить Америку,
"позабыли" соорудить туалет:
так лётчики десятилетиями в многочасовых налётах,
и хаживали в ледянно тамбурной стуже,
на прикрученное к полу
жестяное ведро...

Апельсиныя дольки
Пиллигримство
kalakazo
Удивительны иногда бывают проговорки 
в негодовании отфрендивших меня  читательниц:
"Однажды митрополит Питирим мне и говорит:
«Надо бы создать церковь для проституток».
Мне, конечно, был уже знаком его парадоксальный ум.
Но чтобы вот о такой церкви «летающий» митрополит задумывался...
это, воля ваша, все ж как-то чересчур.
Неожиданно как-то.
Стою, не знаю, что сказать.
Вернее, сижу – мы в автомобиле ехали.
А у Питирима глаз горит, и он со вдохновеньем стал мне, грешной, расписывать,
как замечательно можно было бы такую церковь устроить,
и до чего ж такая церковь нужна именно для этой части паствы.
Но так и не добился от меня никакой реакции.
Это бы сейчас я среагировала бы как-нибудь, нашла бы что сказать.
А тогда – только рот и глаза пораскрывала.
Короче, неблагодарная была в тот раз у
митрополита Волоколамского и Юрьевского аудитория"
http://kalakazo.livejournal.com/1161.html?thread=86409#t86409
В этом эротоманском игрунстве
и приоткрывается завеса
на деспотно Питиримовский "духовный опыт":
мир церковной был для него миром,
где подчинясь лихой фантазии,
он мог как из разрозренных
и чуждых друг другу кирпичиков,
насочинять  любой новояз -
отсюда и его,
харизматски пятидесятнического окрасу,
пресловуто питиримовский экуменизм,
в каком с кем он токмо на Западе
не братался и не молился,
и какой только догматической ахинеи
не  наболтал кулуарно,
и снова причём,
не ради отречения от православия,
а чтобы очередной рад,
всем понравится.
Иосифо Волоколамский монастырь -
один из самых пейзажных на Руси,
и возвращённый Церкви
ни одна нога стучавшегося
туда инока и не переступила,
ибо один ужас уже вызывало,
Питиримовское желание соделать в этом монастыре,
экуменический центр с храмом,
где алтарь должен был быть
подобен крутящейся сцене,
и поделён на православную,
и Бог весть ещё какие дольки...
Судя по вышеозначенным деспотным фантазиям,
"крутящийся алтарь" -
уж очень похожая
идущая от его провокативно "духовного опыту" задумка:
"Питирим, видя мое состояние,
самолично чистил мне апельсин и выдавал по дольке.
Видно было, что ему нравится этот процесс.
Его эротизм, столь неуместный тут, поверг меня в еще больший ступор…
Меж тем митрополит как-то расстегнулся, рассупонился,
да и дело было около двух ночи, из-под черной одежды стала видна волосатая грудь...
Я окончательно смутилась.
Но ведь он на самом деле был очень сексуальным человеком.
И это так не вязалось с тем, что он говорил…
Шокировать он тоже умел.
Таким был мой первый в жизни разговор со священником!
http://kalakazo.livejournal.com/1161.html?thread=87945#t87945