?

Log in

No account? Create an account
Слуга народа
СУПчика хочится
kalakazo
Дом на Берсеневской набержной
завешен досками приснопамятных его и именитых обывателей:
"членов партии большевиков с 1903-го",
министров, генералов, академиков,
имена коих и отсвечиваются в проёмах
с нависающими над ними
в вечной капели
ящиками кондишенов,
да ещё меж дешёвых пластиковых окон
с рекламой "массажного кабинету" -
уж что - то,   а пошловато гримасничать  
наше времечко умеет
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15904715/
Ваялись доски в стиле всё того же
обезличенного конструктивизма,
подстать самом Ионофановскому домовому детищу:
этим  "героям" комунячего котлована,
по обычаю  посвящался  протокольный некролог
на первой  странице "Правды",
и  принималось  решение 
увековечить их подвиги,
ещё и  "памятной доскою"   
а то и в их честь переименовывались целыя города
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15973913/
Хотя некоторые из этих казённых шедевров 
порой сваяны и талантливой рукою,
рисуночными штрихами отеняя 
резонёрствующую суть
большевистких выходцев
из вполне "приличных семей"
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15904753/
Таким отпрыском был и Александр Николаевич Винокуров,
когда то земский  доктор  с "клятвой Гиппократу", служением народу,
а потом уже "видный государственный деятель",
а если точнее, 
председатель Верховного суда СССР с 24го по 38-й
вместе со своим соседом по дому,
впоследствии в 54-м наложившем на себя руки,
Андреем Януарьевичем Вышинским
http://www.genproc.gov.ru/structure/history/history/person-15/ ,
активный созидатель канибальской  советской мясорубки,
своротившей в винегрет и "ленинскую гвардию"
и своих ещё вчерашних
соседей по парадной.
Вечная память "героям"
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post15904711/ ,

А не мы...
СУПчика хочится
kalakazo
"Ванька - хлыст"   -  такова была
у будущего владыки Иоанна Снычёва
бурсацкая кликуха,
и не только из - за высокого росту и непомерной при том худобы,
но и из - за особливого духовного мирочувствия:
выпествован он был
за трёхметровой оградою поповки
под  опекой многочисленных "чёрных головёшек"
и на сновидческих прозрениях и грёзах,
его честного аввы  - харизматного деспоты Мануила Лемешевского:
исповедника, молитвенника, стукача и
довольно вдохновенного церковного Азефа:
"Многие из оклеветанных им людей
были расстреляны или умерли в лагерях...
Был ли епископ Мануил сознательным провокатором?
Скорее всего - нет.
Похоже, что выдав в очередной  раз множество ни в чем неповинных людей
и выйдя на свободу, он раскаивался и
начинал "снова служить Церкви"...
Показания, соединившие в себе графомана и архивиста, вся жизнь его,
сотканная из попыток быть епископом-исповедником и доносов клеветника,
производит впечатление глубочайшей духовной патологии, если не шизофрении..."
http://www.pstbi.ru/bin/db.exe/no_dbpath/docum/cnt/ans/newmr/?HYZ9EJxGHoxITYZCF2JMTdG6XbuAc8rXe8gU86iZf8LcdO9VeeWd668cei8is000e8fWfi0iceXb8Lu2dOiUTaxnP0smTXoyTaxnP0smTcy3Y6WCV7gUVcW5XMVyAHZyXO0Xs80Yuk*
"Тётя Маня", как кликали самого митрополита Мануила,
в быту истерик и пророк,
психопат и боговидец одновременно,
чтоб как - то избавиться
от наваждений жегомой совести
старался жить погружаясь
в реалии церковного мифа,
в круговорот богослужебных вычиток:
именно в них снималось чувство вины,
и за теми щербатыми стенами
и самому юному тогда Снычёву
казалось что на самом то деле,
нет никакого  афеизма,
ни самого их апокалипсно богоборческого режиму:
"Это они миф, и плод больного воображения, а не мы!"