November 6th, 2008

Пиллигримство

Одемьяненныя гейши...

В России пиит  всегда был больше чем поэт,
в дореволюционной России
он вместо молчавшей Церкви,
"милость к падшим призывал",
печаловался об униженных и оскорблённых,
выкрикивал музой мести и печали:
"Вчерашний день часу в шестом
Зашел я на Сенную.
Там били женщину кнутом,
Крестьянку молодую.
Ни звука из ее груди,
Лишь бич свистал, играя,
И Музе я сказал :
" Гляди ! Сестра твоя родная"...
В "стране негодяев" поэт
и классик школьной литературы
Ефим Алексеевич Придворов,
он же Демьян Бедный поначалу жил в Кремле,
в одном доме с Иосифом Виссарионычем,
а потом облагодетельствован был свыше
квартирой в доме на Берсеневской набережной,
с видом на роющийся котлован.
Каждый новый его стих,
воспевавший то рытьё ещё одного котловану,
то расстрельной приговор соседу по парадной Тухачевскому,
публиковался на первой странице газеты "Правда",
и следом уже школяры его заучивали
на уроках литературы,
а на его богоборческие пиесы
народ валил валом.
Поэт нумер 1,
доверие партии,
РАППовский призыв "одемьянить" всю литературу
а заодно и всю страну советов,
обожательная любовь рабоче - крестьянского гегемона,
и только интеллигенция,
типа двурушного Луначарского,
злобствовала и кривилась в эпиграммах:
"Мой друг, ты мнишь себя уже
Почти советским Беранже.
Ты может "б", ты может "ж",
Но уж никак не Беранже"
http://az.lib.ru/b/bednyj_d/.
Феномен социалистического реализма,
с его восторженной патетикой,
дубовым оптимизмом,
глянцевым гламуром,
где идеал выдавался за саму действительность,
можно было бы свести
к ответственности "инженеров человеческих душ",
каковые как бабочки
и летели на огонёк,
прикамливавшей их власти,
а обласканныя ею
и проституировали уже без зазрения совести,
входя при том в глумливый раж,
если бы читатель
сам бы не спешил гипнозно обаяться,
и стать запредельно обольщённым.
Церковное сергианство,
с его послушливой неправдой,
и чёрным выдаваемым за белое,
и белым выкрашеным в блескуче пастельныя тона,
ведь тоже не стало бы столь расхожим,
если бы столь множество
умных и честных клириков и лаиков,
не торопились,
под скабрёзное богохульство Демьяна Бедного,
"одемьяниться" и "одемьянить" саму свою церковность.
Насельник берсеневского каземата Бедный Демьян
какого Михаил Булгаков вывел в образе Берлиоза,
и запомнился обывателям дома с видом на котлован,
выпоротой плешивой дворнягой,
с хвостом обрубком,
какой склонив голову
понуро тащил венецианское трюмо,
из подъезду в подъезд:
как нашкодившему псу,
ему то пилили голову,
"уплотняя" и отсекая от кормушки,
то снова возвращали её
на его дебелыя плечи.
Он призван был стать бы бессмертным,
если бы сам не взял
да и помер внезапу:
«Демьян Бедный умер от страха.
У него в президиумах было постоянное место,
куда он и шел привычно.
И вдруг в сорок пятом что-то изменилось.
Только, было, направился поэт на свое обычное место
во время очередного торжества, как Молотов,
недобро сверкнув стеклышками пенсне,
спросил его ледяным голосом: "Куда?"
Демьян долго пятился, как гейша.
Потом доплелся до дома и умер..."
http://www.hrono.ru/biograf/bedny.html