?

Log in

No account? Create an account
Я царь – я раб...
вело
kalakazo
На воздух, други моя,
от елохнувшихся и епископнувшихся,
праздно болтающих,
обагряющих руки в крови,
от киснущих и куксящихся
в своих городских норах –
на воздух.
В Питере доселе разгуливает
по Невской першпективе Нос
отдельно от своего Хозяина,
церковный Раскольников точит своя топоры,
с кухоными ножиками мечется Рогожин,
а бедной князь Мышкин
считает ступеньки своим затылком –
кажется, что сам гнилостный питерский воздух
пронизан болезными миазмами
гоголевщины и достоевщины
и того самого городского сумашествия,
какое поздней осению
для обувателей и становится
моровым поветрием.
Кто-то в это ненастливое времячко
пичкается антидепрессантами,
кто-то сдаётся на уговоры и ложится в дурку,
а у меня – свои рецепты:
например, сесть на лисапед
и отмахать двадцать вёрст
до Кронштадту,
с его самой большой в России
копией константинопольской Айни Софии
и героично на капитанском мостике
утопающем адмиралом Макаровым 
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post16398571/.
Только здесь и обнаруживается тот "водный простор"
(из-за какого и зачат был Питербурх),
пусть и именуемый уничижительно Маркизовой лужей,
но всё одно – с солоноватым ветерком
и играющим на всём солнушком.
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post16394254/
Здесь-то и становится понятно,
чего всё не хватало московито-озабоченной царской душе,
пущавшей кораблики в московских ставкАх, –
именно этой широты и этого
чахлого финского прибою:
"Пусть и вправду, Постум, курица не птица,
   но с куриными мозгами хватишь горя.
Если выпало в Империи родиться,
   лучше жить в глухой провинции у моря.

И от Цезаря далеко, и от вьюги.
   Лебезить не нужно, трусить, торопиться.
Говоришь, что все наместники – ворюги?
   Но ворюга мне милей, чем кровопийца"
http://www.litera.ru/stixiya/authors/brodskij/nynche-vetreno-i.html.
Присматривает на сей долгожданный простор для глязу
и островной Петруша,
с обнажённой шпагою
готовый ринуться на абордаж,
прорубая на отдельно взятой шведской посудине
окошечко в Европу
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post16398518/ :
"Оборону флота и сего места
держать до последней силы и живота..." –
сколько в этой нитесловесной архаике
ещё романтической мощи и упования
на счастливо будущия времена.
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post16393925/.
Вкруг его постаменту вкопаны
жерлами в чухонскую землицу
старыя пушки
как возможный знак долгожданного миру и
душевного замирения
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post16393930/
Люблю присоседиться к Петру Алексеичу
и поговорить с соседушкой
о том, о сём:
когда молчат в иступлении человецы,
то начинают глаголать истуканы
и даже сами камни вокруг них.
Да и на то и дедулькин –
городской сумашедший,
чтобы на равных вести беседу
и с ебискупами, и с самими императорами:
"Я царь — я рабъ — я червь — я Богъ!"
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post16393929/ ...

Небесной нимб
вело
kalakazo
Кронштадт, сколько я помню,
был всегда "закрытым островом" –
попасть простому смертному
сюда было не с руки,
и на нём кончался при совдепии задраенный
и на всю матушку Россию,
опустившийся "железный намордник":
«С лязгом, скрипом, визгом опускается
над Русской Историею железный занавес
—        Представление окончилось.
Публика встала.
—        Пора надевать шубы и возвращаться домой.
Оглянулись.
            Но ни шуб, ни домов не оказалось».
http://www.bibliotekar.ru/encSlov/7/9.htm ...
Кронштадт самым первым встречает
шквальныя порывы юго-западного ветру,
доносившие, как тогда казалось,
исходившие на заходе дня
запахи "вечной весны" и западной свободы.
И в те самые заскубленныя на засов десятилетия –
казалось, что может быть легче лёгкого:
надел на валенки дровяныя лыжи
где-нибудь на бережку
и нощию, валандаясь и управляясь меж
ледяными торосами,
к утру уже мог бы оказаться в капиталистской Финляндии.
Ан нет – засовы тогда были надёжны,
как и броня наша была крепкой.
Были молодцы-удальцы,
какие на этих самых лыжах
и сгинули без оглядки
в той самой звёздной нощи.
А я сам, глядючи из Териок
на осиялый над Кронштадтом
небесный нимб,
мог только рисовать себе картину
последствия кронштадского мятежа 21-го:
когда те же самые матросики,
наводившие шмон на Питер в 18-м
и топившие баржами господ офицеров
вместе с адмиралами,
спустя три года от этих Советов
и бежали в эти финские ещё тогда Териоки
по льду,
разрываемому орудийной шрапнелью...