November 29th, 2008

Простите

Мой друг, я очень, очень болен...

Другая книга, какую Михаил Зощенко тесал,
вынашивал с нудьбою почти целое десятилетие –
это "Возвращенная молодость":
мучительное признание самому себе,
что, пройдя свой
путь до половины,
он сам вдруг оказался в сумрачном лесу:
"Ну, еще лет до тридцати пяти, сколько мог заметить автор,
люди живут сносно, трудятся на своем поприще, веселятся,
тратят безрассудно то, что им отпущено природой,
а после этого по большей части начинается
у них бурное увядание и приближение к старости.
Автор имеет в виду так называемую интеллигентскую прослойку,
причем прослойку, имеющую прежние
мелкобуржуазные привычки и традиции.."
http://lib.ru/RUSSLIT/ZOSHENKO/molodost.txt
Не без напускной самоиронии и
щукарского балагурства писатель
ставит диагноз поэтам,
в которых поэт умирает
прежде смерти тела;
композиторам, каких покинула их муза;
художникам, оказавшимся безвозвратно в дурке
и уже неспособных взяться за карандаш.
Точно моровое поветрие одолевает
не ремесленников,
а именно настоящих художных творцов
и после именно где-то 35-ти обнаруживаются у них
признаки творческого угасания
и явственного духовного кризиса,
и подчас сознательная тяга 
к самому что ни на есть
собственному  физическому развоплощению,
и те, кто не в силах свести счёты
с собственной жизнью,
провокативно подставляются под чужую пулю:
"Даже насильственная смерть, скажем, дуэль и смерть Лермонтова,
скорее похожа на самоубийство, чем на случайную гибель.
Дуэль и смерть Пушкина также в какой-то мере напоминает самоубийство
или желание этого, может быть даже и не доведенное до порога сознания"
http://lib.ru/RUSSLIT/ZOSHENKO/molodost.txt
Для Михал Михалыча и гибель Сергея Есенина и Владимира Маяковского –
это тоже однозначныя самоубийства
измученных и измучивших себя,
не совладавших с собственным даром  пиитов.
И поэт Есенин  неизбежно убивает Есенина  человека:
     "Черный человек!
     Ты прескверный гость.
     Это слава давно
     Про тебя разносится".
     Я взбешен, разъярен,
     И летит моя трость
     Прямо к морде его,
     В переносицу...
     . . . . . . . . . . . . .

     ...Месяц умер,
     Синеет в окошко рассвет.
     Ах ты, ночь!
     Что ты, ночь, наковеркала?
     Я в цилиндре стою.
     Никого со мной нет.
     Я один...
     И разбитое зеркало..."
http://az.lib.ru/e/esenin_s_a/text_0060.shtml
И что за дар такой творчество,
вскорости превращающий и самого творца
в дотлевающую чёрную головёшку?
Почти в это же время Томас Манн дописывал
своего "Доктора Фаустуса",
из художников слова
более всего  проговорившийся
о демонической поднаготной творческого начала
и о том, что данный таланту
дар теурга 
отнимает у него разум:
"В глубине комнаты... под легким шерстяным одеялом лежал тот,
кто был некогда Адрианом Леверкюном
и под этим именем остался бессмертен.
Бледные руки, одухотворенное строение которых я всегда любил,
были скрещены на груди, как у средневекового надгробного изваяния.
Сильно поседевшая борода еще больше вытянула в длину исхудалое лицо,
ставшее разительно схожим с лицом эльгрековского дворянина.
Издевательская игра природы — создать облик высшей одухотворенности там, где дух уже угас!
Глаза глубоко запали в орбиты, брови стали кустистыми,
и из-под них фантом устремил на меня несказанно суровый,
грозно испытующий взгляд,
заставивший меня содрогнуться,
но уже через секунду как бы иссякший настолько,
что глазные яблоки вывернулись кверху,
наполовину исчезли под веками и начали безостановочно блуждать туда и сюда.
Повторному приглашению матери подойти поближе
я не последовал и, плача, удалился".
http://bookz.ru/authors/mann-tomas/mann_t50/page-50-mann_t50.html
Простите

Небеса обетованныя...

О скольких, недрузи светского искусства,
пришлось видеть на своём веку,
вторых Рембрантов, Лермонтовых,
Фёдоров Михайловичей и Пётр Ильичей,
фиерически влетавших в культуру,
"подававших блестящие надежды",
и после двух трёх прогремевших картин,
выпечанной повестушки,
сборника недурственых стишат,
с непременно появляющейся у них верою в собственную
и несумненную для них "гениальность"
и характерным при том уже,
ядовитым отблеском в глазах.
Собственно таким было и поколение шестидесятников -
по младости дерзкое, яркое, "живое":
"Где же Вы, крикуны и печальники? -
Отшумели - и сгинули с молоду..."
А сколько "перегоревших" на пути к церковной святости -
вторых Иоаннов Кронштадских,
Андреев Рублёвых, Иоаннов Златоустов,
суливших дерзателям такое же
"головокружение от успехов"?
Сколько "штурмовавших небо"
соблюдением полного устава,
непристанной умной молитвой,
сколько погубивших себя "младостарчеством",
и тех слепых, кои эти духовныя вожди
вели за собою...
Старый дед

Конечное безопасение

Viborg-Viipuri-Wiborg-Выборг -
маленький уездный городок
на краю Ленинградской области,
единственный на всю Россию
хранящий в своих булыжных мостовых
память ганзейской Европе.
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post16435978/
В швецкой когда-то в неприступье своём крепости,
закованныя в латы и засупоненныя в броню
лыцари со всех российских окраин
(правдоть, почему-то безлошадные),
на рыцарском же фестивале
машутся нынче совсем порой по-настоящему -
коваными,
булатной стали, мечами.
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post16412737/ .
Иногда до моего острава слуха
доносится трёхэтаженной русский мат
петровых бравых солдатУшек-ребятУшек,
как и положено, на русский авось
бравших это неприступье на абордаж
и почём зря полагавших здесь свои животы:
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post16412721/
в 1706-м Петруша здесь самолично
игрался в войнушку,
по-нашему, по-отечьи,
солдатушек вовсе не жалеючи
и отступая в полном для него бесславии,
и токмо в 1710-м
взяв наконец-то крепость измором.
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post16412720/
Так и выстаивает нынче Пётр Алексеич,
задницей опираючись о лафет,
всё ещё оглядуя окрестности алчущим взором:
"Итако чрез взятие сего города
Санкт-Петербургу конечное безопасение получено".
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post16412719/
По подсчётам Павла Николаевича Милюкова,
бывшим не только лидером партии кадетов
и министром иностранных дел
во Временном правительстве,
но и известным русским историком,
петровские реформы обошлись
"поднятой на дыбу" матушке России
потерей 30% этнического русского населения
и полным для России разорением.
Вглядывается нонче в Выборг и дедулькин kalakazo,
почесывая свои три ветхие волосины:
"Нечего сказать - хорош орешек,
может, и стоило за него положить
столько дармовой
русской силушки?"
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post16412717/