?

Log in

No account? Create an account
Меж двух изваяний...
Простите
kalakazo
А под утро с дедулькиным Вяйнямейнен
навещаем другого старца,
на фоне утрянней зари
всё одно что обращающегося в тень,
маршала Торгильса Кнутссона
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post16412035/.
Вяйнямейнену в прошлом годы отрывали пальцы,
Торгильсена в 1948-м
"по просьбе трудящихся",
как швецкого завахватчика и завоевателя,
с пьедестала свергли,
55 годков валяли и пылили
в застеночной пыли,
а когда в 93-м
на старый пьедестал возвернули,
тут же в нощи оторвали у него шпагу.
Что делать, не везёт старику:
при жизни
"Его посадили на лошадь, притом
Ноги связав под ее животом,
Чтобы затем не следить уж в ночи,
Не удалось ли ему соскочить...",
и в Стокгольме уже казнили,
доблестному рыцарю,
по приказу Биргера,
усекнув честную главу,
так уже и в бронзовом обличии
его норовят беднягу всё допинать
http://www.vbrg.ru/articles/istorija_vyborga/torgils_knutsson/sudba_rytsarja_i_pamjatnika/.
Сам я в таком раскладе,
меж двух изваяний,
тоже чувствую себя медным истуканом,
коего для потехи и развлечения публики
устаканили посередь ярморочной площади,
и кому, как к Шемякинскому Петруше,
барышни норовят
брякнуться на коленки
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post10145676/...

Вечная память
Старый дед
kalakazo
Умер Святейший!
Умирал он долго -
от рака горла,
всячески цепляясь за жизнь,
и в швейцарской клинике
периодично обновляясь
и живчиком скача
от очередного укола в параманную грудину
ядрёной порции стволовых клеток.
Безусловно, патриарха Алексия Ридигера
должны рано или поздно причислить к лику святых:
возродитель православия,
насадитель "неслыханного духовного возрождения",
восстановитель главного храма матушки России -
храма Христа Спасителя,
соединитель церквей: красной и белой - чего же,
спрашивается, больше
надобно для земной святости?
Судя по его репликам,
слышанным мною из его медоточивых уст
середины 80-х,
поместный собор 1918 года
он почитал главной "церковной ошибкою" -
доминирующая роль лаиков в Церкви,
дух соборности,
выборность епископата и духовенства -
"ну, что за прости Господи, розовыя сопли
и иллюзии, достойныя кисейных барышень".
Церковь он воспринимал как бюрократный институт,
пронизанный сверху донизу
социалистичным (другого он не ведал)
"демократическим централизмом"
и где земной церковностью
должно было целиком и полностью управлять
подобие кремлёвского политбюро.
Когда высокопреосвященный Алексий
восходил на патриарший престол,
то как и подобает владычней психологии
(одно - говорить,
другое - думать,
а третье - уже делать и поступать),
он всячески щедренно и клятвенно
заверил всех его выборщиков
о периодичном -
"не реже раз в четыре года" -
собирании из их родимых
поместного собора
и причём пообещал только для того,
чтобы больше его
и вовсе уже никогда не собирать впредь...