?

Log in

No account? Create an account
Опять повезло...
СУПчика хочится
kalakazo
Ясно, что такие убожливыя, как я
"царствия Божия не наследят",
и вовсе мне конечно же в "раи сладости" не место,
среди церковных князей,
окончательно обкарнавших нашу церковность
от сустатков пресловутой "соборности",
и по прогматным законам
грядущего церковного топ менежмента,
уже выставивших на продажу
лакомыя епархии.
И если уж и отверсты предо моим многогрешием
врата адовы, как известно,
никогда не одолеющие
земную церковность,
то выбирать меру вечных мучений
я бы предпочёл сам для себя.
Для кого - то вершина адовых мук -
это быть пригвождённым к вечно работающему
отбойному молоту.
А для меня пожалуй такой мерой
было бы уже извечное чтение
церковного гламура -
ЖМП на все десятилетия вперёд,
или какого - нибудь "Фомы",
где очередной святитель,
умилительно позирует,
гладя мырлыкающую кошару,
или кормя кудахтающих от удовольствия,
курочек несушек.
Ну а пока я всё ещё жив,
и слышу шипящий голосок своего соседушки:
"В 1960-м я как молодой и подающий надежды конструктор,
был на испытании нашего всеобщего детища -
первой боевой межконтиненталки,
и угораздило тогда этого придурка -
тогдашнего маршала ракетных войск Неделина,
выползти из бункера,
и всех за собой,
как баранов на заклание,
гусеницей потащить
чуть ли не на стартовую площадку.
А я тогда здорово траванулся,
и сидел в подвале
облапив сортирный стульчак,
когда эти 126
в уголь превращавшихся
бегущих факелов
в многовение ока вспыхнули и сгорели.
Так что, как видишь - опять повезло..."

Третье везение...
СУПчика хочится
kalakazo
Третий раз "повезло"
моему палаточному сокамернику,
когда оборудование
его сверсекретного КБ,
тщательно проверяли
на возможное воздействие нейтронной бомбы -
заглохнет или незаглохнет:
"А мне как "ведущему инженеру"
полагалось на испытаниях обязательно быть,
и после этого
ещё и составить подробный отчёт.
А ты бы знал, как мне не хотелось тогда в Москву ехать,
но как только я там появился,
вызывает меня тамошнее начальство:
"Умерла у Вас мама - езжайте назад!"
Я вернулся в Ленинград,
а на испытание направили моего помошника,
который под меня всё ещё
целенаправленно и "копал":
мерзавец был из молоденьких,
из поколения шедшего по нашим трупам
и абсолютно беспринципного.
И он там остаточной радиации
в барокамере так нахватался,
что едва его тогда откачали.
Так что в рубашке я получается родился -
если бы не попечение мамочки,
лежать бы мне давно,
как и ему уже на кладбищи..."