?

Log in

No account? Create an account
Густопсовобровная...
Простите
kalakazo
Семидесятым, густопсовобровному периоду
брежневского застоя,
в экспозиции особняка Кшесинской
повезло намного больше:
здесь и вазоны, и шкатульции с
"дорогим Леонидом Ильичом".
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post16788610/
И дорогой юбиляр, всё тот же Алексий,
но уже митрополит Таллинский,
благословляющий незримую "паству" –
образец советского пастыря,
беззаветно преданного идеалам строителя коммунизма,
с одной стороны,
а с другой, постоянно свидетельствующий на Западе
непреложную истину
о нерушимости и незыблемости прав советских верующих
"выездной" Актёр Актёрыч.
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post16812045/
Настоящим его ликом тогда было лицо бухгалтера –
на полях епархиальных наградных листов
тщательные подсчёты и вычерки,
порой одни сплошные вычерки
почерком управделами
тех имён духовенства,
кто имел архиреовым попустительством
проникнуть в поповство из диссидентства
или просто кому ещё год или только половинки года
не хватало до получения "креста с украшением"
или "отверстия до "Отче наш".
Сам Алексий несказанно скоро получил
и звание архиепископа и митрополита,
но тем строже он был по отношению к собратьям,
"незаслуженно" домогавшимся
таких же наград и званий.
Вершиной его управделами "бухгалтерства"
стало восстановление Даниловского монастыря,
когда из 5 миллионов
взятого Церковью у советского государства кредита
невесть куда подевался целый миллион...

Сфрагистный слепок...
Простите
kalakazo
Кстати, традиция – письменныя жалобы духовенства и мирян
на самоуправство архиреев
архиреям без рассмотрения же и пересылать –
существовала уже тогда, в застойные 70-е,
и заведена была поначалу
именно в советской бюрократии,
а потом уж как сфрагистный слепок
тогдашним управделами владыкой Алексием
и перенесена в бюрократию церковную...

Убежище Монрепо
Простите
kalakazo
Что в Музее политической истории
действительно способно впечатлить,
это, конечно же, муляж котельной
с самыми настоящими трубами
и несказАнным для той эпохи сокровищем –
пишущей машинкой.
То было убежище для "внутренних эмигрантов",
маргиналов, избравших стезю кропания в стол,
соработников, тайнообразующих скромный мирок
"другой", потаённо "настоящей" культуры.
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post16788607/
Сколько в этом подпольном "неделании"
таилось своей сокровенной поэтики –
разговоров до утра про "безусловные ценности"
и православную апофатику
с бутылями именитого тогда "Солнцедару"
(стоил он, сколько мне помнится,
"рупь двадцать" и случайственно
пролитый на пол
этот дар солнечного бога
не отмывался уже никакими порошками)
и ценностной мистики озвученного,
а ещё более прописанного слова,
где пиит казался пророком
и где Книга призвана была убить Здание:
сказал – посадили,
прописал, даже без копирки
в единственном экземпляре – выслали.
Россия того времени была ещё литературоцентристской,
собиравшей библиотеки "собраниями сочинений"
и ночами выстаивавшей
на право подписки на какого-нибудь
залежалого Маркова или Егора Исаева,
поголовно читавшей и "толстые журналы"
и за одну ночь прочитывавшей
даденный только до утра самиздатный "Архипелаг".
Это сейчас в том самом былом
собранныя собрания сочинений
валяются у мусорных бачков;
"Архипелаг Гулаг", как и весь Солженицын,
"не прочитан" целыми поколениями;
а в размытом сознании
новых православных коммунистов,
православных сталинистов,
православных сатанистов
чёрное легко сочетается с белым,
а недавнее прошлое –
с раскачиванием советского ковчега
вызывает полнейшее отторжение
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post16788646/...

События мирового масштаба...
Простите
kalakazo
Что более печальственно нынче всего,
то это рассматривать старые фото,
и не где-нибудь, а уже укоренёнными
в музейном пространстве.
О моя юность, о моя младость:
одни уже давно в могиле,
а другие где-то от тебя совсем уже далече.
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post16788646/
В 70-х менее всего домогались
статуса и официозных признаний
именно сидельцы котельных:
нигде не пропечатанныя и
растиражированныя порою
в шести экземплярах бледной машинописи,
но и тут значимость этих листочков
подымалась до профетического масштабу:
слухачи и стукачи,
обыски и облавы,
гэбэшные ищейки у ворот
и банальнейший культуроложный семинар,
кончавшийся, как всегда, попойкой,
становился невольно теургическим священнодействием,
а то и прямо-таки событием "мирового масштаба"
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post16812041/...