December 31st, 2008

СУПчика хочится

Скатывание в никуда...

Про феномен ленинградской,
вышедшей из котельных,
неофициальной культуры,
настаивавшей на своей сознательной маргинальности
и извод бравшей от неконъюнктурной вечности,
ещё будут защищать и кандидатские, и докторские,
и писаться толстенные монографии.
Её адепты почитали верхотурой пошлости -
превращение подававшего надежды пиита,
вдруг "напечатанного" в официозе
казённого соцреалиста -
то для них и было смертельным скатыванием в никуда.
Да и бесконечно прав в их апологии khmelev :
"Если сравнивать нынешних персонажей, что реала, что виртуала,
то насколько же и Таня (Горичева), и покойный Витя (Кривулин),
и Лена Шварц, и Гройс, и Останин, Борис Иванов, Стратоновский и пр. и др.
смотрятся инопланетными существами.
Сейчас уж почти все абсолютные кретины. И самодовольные при этом..."
http://kalakazo.livejournal.com/394769.html?thread=6448657#t6448657.
Хотя на фоне поколения отцов и матерей -
на фоне той же Дины Морисовны Шварц -
Леночка Шварц всегда смотрелась
взбалмошной и капризульной девчонкой,
виртуозно запускавший бутылки из-под пива
в голову ворчливых собеседников.
В Лене Шварц, по её собственному признанию,
поэт прогорел уже самому началу 90-х,
а в Викторе Кривилине поэт умер
и ещё намного ранее.
И как-то вся эта "параллельная культура"
в перестроечные годы
забуксовала в рытвинах и ухабах
собственного "творческого кризиса"
и очень быстро почему-то сдулась
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post16788646/.
Милый "Кривулькин" -
вечно барахтавшийся в костылях Виктор Кривулин,
всё ещё тужился в ловеласных похождениях
и даже бравировал тем, что покинутые им
и забеременевшия от него Сашеньки,
пишут о нём
чёрноненавистныя романы -
и вроде сам не заметил того,
когда, почти совсем уже перестав писать,
стал превращаться в мастистого метра.
Не без комичности стал обнаруживаться
ещё один странный перестроечный феномен -
"жёны Кривулина".
И совсем уже крайне неловко стало за Виктора,
когда он вдруг появился
вполне официозно на телевизии,
в качестве созидателя новой
демократной партии...
Простите

Мы пионеры...

Менее всего из диссидентско культурной романтики 70-х
расшифровке поддаётся возвращение на родину
в 80-м из СССР высланных и изгнанных -
той же самой Татьяны Михайловны Горичевой,
почему то первый раз в ленинградском аэропорту
в сопровождении КГБшных майоров,
и первым же там же
покаянным интервью:
"Мы все повинны и должны каяться в том,
что развалили великую советскаю империю..."
А следом большое - вместо иконы -
во всю стену кумачёвое полотнище
с серпом и молотом,
в новой Таниной ленинградской квартире,
и дружный соборственной хор уже
опившихся вволю трёхсемёрочного портвейну
бывших диссидентов:
"Взейтесь кострами синие ночи,
Мы пионеры - дети рабочих..."