January 17th, 2009

Простите

Церковное неглиже...

Вчера достойноблаженный pretre_philippe
добавил свой довесочек
к описываемому церковному неглиже,
процитировав письмецо своего старого приятеля:
"Паралельно шла жизнь и владыки Лампадия.
Пил он беспробудно.
Когда приезжал к нам в Бурятию со своей свитой - это была еще та картина .
Перов, со своим критическим реализмом, отдыхает.
Были какие-то подозрительтные мальчики,
которые хамски себя вели, потом напивались вместе с Палладием.
Наверное, это был его гарем.
Почему я говорю об этом, я сам был на этих званых обедах...
Палладий рукополагал пачками.
Мы недоумевали: вчера кочегар, сегодня ему надо руки целовать.
Мне это очень не нравилось.
Уровень таких священников был ниже некуда.
Просто какое-то издевательство над верой..."
http://kalakazo.livejournal.com/406615.html?thread=6577751#t6577751
Ещё одно свидетельство о церковных "зияющих высотах"
и в начале 90-х "рытьё церковного котлована" -
жуткой изнаночности церковного обустроя...
Ночь я не спал, а утром решил вчерашнюю историю не продолжать:
на фоне выжигающих изнутри собственныя епархии деспотов,
типа читинского Евстафия,
митрополит Кирилл даже в негодяйствах своих
всегда был адекватен.
Новому патриарсю будет не по силам
ни разгребать авгиевы конюшни,
ни переустаканивать старую "игру по правилам",
в какой любая епархия,
по обычаю, отдаётся деспоту на откуп
с потрохами и вместе с холопьей дворней,
с какой он волен делать
всё, что заблагорассудится.
Поэтому бесконечно прав
мой печальственной друже die_ante_bellum,
в своём ЖЖ предлагая следующие реформы:
"..3. Выставление убыточных епархий на торги или тендер.
4. Акционирование прибыльных епархий.
5. Дисконтные и подарочные карты знаменитых монастырей и соборов. «Подари другу сорокоуст в Оптиной Пустыни». «Каждое десятое поминание бесплатно. Постоянным клиентам свечки со скидкой». «Оставив в нашем храме больше 5000 рублей вы получаете 20 процентную скидку за православные услуги».
6.ВИП монастыри и храмы при «Президентском управлении молитвенного содействия Органам Власти» со стоимостью посещения для простых смертных от 1000 евро ( заказывать заранее и ждать, пока сформируется группа)... Там тишина, сосны, благолепие, истовые бородатые монахи, седые старцы умеющие отчитать и вымолить кого угодно, прянишные храмы.И муниципальные храмы и монастыри – 50 рублей вход – там работают молдаване, хохлы или таджикоузбеки, дешевый пластик, очереди у турникетов, грязь, хамство, 15 минутные службы на суржике.
Как везде… как положено у нас."
http://die-ante-bellum.livejournal.com/86696.html
А почему бы, собственно, и нет,
разделив выставляемыя на торги епархии
по следующей классификации:
1) епархии кормовые
3) епархии подмосковные
2) епархии почётныя
3) епархии ликвидныя
4) епархии Макара и его телят...
СУПчика хочится

Не ко двору

Отошёл в мир иной Оливье Клеман,
до самого конца оставаясь в православии романтиком.
Православие для него было и оставалось
художной мастерской,
созданной самим Спасителем
для непрерывно с апостольских времён,
продолжающегося теургического творчества,
призванного в сей больной мир,
и человеческую душу ,
боримыя духом распада и энтропийного разложения,
вносить животворящее обновление.
Православный Париж,
несмотря на подчёркиваемый либерализм,
тоже своего рода представляет
серпентарий с прибамбасами,
ибо именно либерализм
более всего и оказывается неспособен
к какой либо толерантности.
И в том парижском паноптикуме косился на него
с пребольшим недоверием
и отец Николай Озолин,
и Никита Струве в своём вестнике РСХД
всегда теснимый изморным гладом
на что нибудь новенькое,
так за все десятилетия
и не опубликовал из наследия
парижского богослова ни единой строчки,
и даже умудрился Оливье Клемана
вовсе ни разу не помянуть,
как будто того вовсе и не существовало.
Последний раз я виделся с ним в Париже,
лет десять назад,
и он вполне искренно и сердобольно
переживал за судьбу запрещённого тогда
отца Георгия Кочеткова.
То что происходило в России
ему совсем как - то не нравилось,
и даже казалось катастрофичным.
"Кошмарными" ему казались охранительныя писания
профессуры московских духовных школ,
да и сами московитые духовныя писатели
уничижительно о нём отзывались
не более как "журналисте кропающим на церковные темы".
Тем кто считал себя "собаку обглодавшими"
в святых отцах,
были в ужасе от его вольных переводов
святоотечьих схолий и штудий:
их полемично барочныя плетения
порой на десятки страниц
он переиначивал и ужимал до
до размеров поэтической метафоры,
крохотного стихотворения в прозе,
афористичной изюминки,
что для "профессионалов" казалось
неподобающей и вольностью и наглостию.
Вместо чаемого русского "духовного возрождения",
о каковом он грезил десятилетиями,
конечно же по лекалам парижской школы и
светоносных его учителей и наставников,
православная Русь кренилась и скатываясь,
в сторону Джорданвиля,
с его "с гулькин нос" консервативной схоластикой,
и непременным старанием
на кого - нибудь наускивать
да кусать пребольственно:
"Вырисовывается вовсе не Церковь Христова,
а её антихристовый двойник,
с Системой, Структурой,
вроде как правильной риторикой,
но без любви и правды Божиих".
Печатать на русском Оливье Клемана
пыталась Татьяна Михайловна Горичева,
но интерес к его творчеству
пробудить в России
ей так и не удалось.
Генерация церковных деток
воцерковлялась по книжкам Андрея Кураева,
сотканных нарочито для клипового сознания
из цитатного венигрета,
богослова с ужимками и капризами кокотливой Пугачихи,
обряженной к тому же ещё и
в вечнозасаленный подрясник.
Благодаря сему технологу и манипулятору,
у нас появились
и православные рокеры,
и православные килеры,
и православные панки,
и православные хакеры,
и православные кокетки,
своего Учителя
копирующие тютелька в тютельку,
а среди епископата и поповства
взростился и особый тип клерикала - гопника.
Вот они то ежедневенно балдея
от каждой кураевской шутачки - прибауточки,
и нощами напролёт
мусоля его эпатажной стёб,
вчитаться в творения Оливье Клеманы,
с его, не "ко двору",
классическим стилем и прозрачнейшим языком,
так и не смогли.
Они его, как и Солженицина "не прочитали" вовсе.
Вечная Тебе память, честный "не ко двору"
страдалец и труженик
нивы Господней...