October 9th, 2009

Пиллигримство

Православный шахидизм...

После пикирования с православнутым детсадом,
каковой и очевидно церковно наболевшее,
восприемлет исключительно сквозь розовыя очёчки,
беседа с игуменией Раисой Шебеко - велие утешение:
"Боголюбова цитадель - всё одно как раковая опухоль.
И чем больше церковное начальство себя само заверяет,
что пациэнт скорее здоров, нежили болен,
тем более глубже она и прорастает,
в самые жизненно важныя церковныя ткани..."
Перед приездом владыки Евлогия
из Боголюбовского храма
поскору выносятся иконы Ивана Грозного
и старца Григория Распутина,
снимаются ценники на требы со свечного ящика,
а Его Высокопреосвященства выспрашивательная беседа
с опекаемыми монастырскими сиротками,
напоминает всё тот же парафраз
из бессмертного "Ревизора":
"Да если приезжий чиновник
будет спрашивать службу: довольны ли? -
чтобы говорили: "Всем довольны, ваше благородие";
а который будет недоволен,
то ему после дам такого не удовольствия... "
http://az.lib.ru/g/gogolx_n_w/text_0070.shtml
Исход такой любой "проверки" изначально предрешён,
поскольку лжестарческое кукловодство
и манипулирование сознанием насельниц
достигло в обители высочайшей виртуозности:
"Что такое Боголюбово, как за монастырской личиной,
не столь чаемое утопистами
воплощение социалистической Казармы,
где сами сёстры,
обвязавшись шахидными поясами,
готовы подорвать всех
осмелившихся стать
на пути их честного Аввы..."
Пиллигримство

Брестcкая крепость...

Феномен Боголюбово "Брестской крепости",
как её сам старец Пётр Кучер с гордостью и именует,
коренится, без сомнения,
в особенностях самого "православного сознания",
и все былых времён афеисткие предостережения:
"Осторожно - религия!"
имеют под собой весткие основания.
И ничто так у очередного "младенца во Христе"
не сносит крышу, как игра с православными спичками:
"конец света", "антихрист", "истинное православие",
"стояние в истине", "старец сказал"...
Так называемое "духовное христианство",
вычитанное из "Добротолюбия" и
аскетно монашеских писаний,
где в основу духовного становления
воцерковляющегося неофита
поставляется борение с недругом,
гнездящимся внутри самой человеческой личности,
непонятно даже нынешним монашествующим.
И священник, пытающийся созидать церковную общину
на основе подобного "стояния на посту",
вряд ли соберёт и десяток адептов.
Зато ничто так не собирает и не сплачивает
сегодняшнего православного гегемона,
как борьба со внешним врагом:
"масоны", "жиды", "мировая закулиса", "католики",
"Запад", "Америка", "ИНН".
Такое "православие с кулаками",
где в красный угол ещё поставляется и икона святаго Иёсифа,
понятно даже генералам ФСБ:
не они ли всю жизнь и боролись за "истинное православие",
успешно внедряя в церковную иерархию,
в том числе и Зарубежной церкви,
своих "агентов влияния"?
И не они ли и ныне стали вкруг
Боголюбово Брестcкой крепости плотной стеною:
"Отец Пётр - наш человек!"