October 10th, 2009

Пиллигримство

Колония строгого режима.....

Боголюбовский монастырь -
один из самых многочисленных в матушке России,
и понятие, единым словом характеризующая его - это Ordnung,
железно кованный Его Превосходительство Порядок,
вышколенный, вымуштрованный,
берущий своё начало от казарменного уставу
и правил колонии строгого режиму,
а иначе ведь вроде как "и не возможно":
и "навыкший к разгильдяйству и раздолбайству,
ещё вчерашний "совок",
и разнесёт обитель на куски".
Самый идеальный монастырь - это от силы пять - семь человек,
если в нём насельников больше,
то он сразу же распластывается
на лоскутки землячеств,
на партии "хохлов" и "молдаван",
на тех кто "за" игумена,
и тех кто интригует "против" него.
Да и пригретые при обители "сиротки",
пытаются организоваться
в саму по себе существующую микросреду,
и норовящую протестным непочтением,
а то и самым прямым и равносильным саботажу,
"непослушанием" разлагать,
монастырскую "систему" изнутри.
И что прикажете делать их "наставницам",
и без того живущим в ожидании,
уже предсказанного старцем,
скорого "конца света": потакать "любовию"?
Да это же равносильно "погибели"
вверенных им юных душ.
Насельницы Боголюбовой цитадели,
с хорошо промытыми мозгами,
и так на приезжающих к ним паломников
смотрят как на "солому для огня",
уже принявшую печать Антихристову -
новые паспорта и ИНН -
и неминуемо посему уже обреченную
на "огнь вечный и скрезет зубовный".
Так почему бы и не посечь стропотных сироток,
старым домостроевским образом,
не посадить на хлеб и воду,
во их же благостливое "спасение"?
И это ещё ведь "по Божески":
в других "православных приютах",
где прикрываясь сиротами,
качают деньги и гуманитарную помощь
из Западных фондов,
неадекватных деток,
портящих общую картину благопристоя,
и вовсе ведь по договорённости с прокуратурой,
сдают в колонии для малолетних преступников...
Пиллигримство

Загнанных лошадей...

Что делать, о недрузи истинного православья,
ведь и "системными ошибками" не назовёшь
то шизофреническое раздвоение,
в каком доселе и пребывает отечье православие:
одной ногой оно в настоящем,
а другой и всем своим естеством -
всё ещё в патриархальном Домострое.
И в качестве трудника или послуха,
переступивший порог православной обители,
должен всегда памятовать,
что за этим самым порожком,
и кончаются пресловутые "общечеловеческие ценности",
"права человека" и даже вроде как сами по себе
разумеющиеся разделы "трудового законодательства":
и как во времена крепостничества,
и всеми позабытой уже "барщины",
только от игуменской воли - доброго барина -
зависит будет ли монастырский насельник
работать "во славу Божию",
безо всякой зарплаты,
и только за одну постную баланду и пайку хлебушка,
8 часов, или 12, а то и все 14;
будут ли у него выходные, а то и не будет их вовсе.
Нынче у русских монастырей
самый тяжёлый период - воздвизание стен,
и как во времена "военного коммунизма" -
вовсе не до "сантиментов",
и потому ежили монастырская лошадушка,
вдруг на этих работах
ещё и надорвётся или надломится,
или тяжко заболеет,
то никто с ней в монастыре нянчиться,
выхаживать да держать не станет.
Следует всегда звонок родственникам:
"Забирайте Ваше чадушко поскорее!",
а если болящую и забирать вовсе некому,
то таковую зачастую монастырское начальство,
без промедления и сбывает в дом хроников,
а то и вовсе в психиатрический интернат.
Так и возлежат на обочинах
нашего "небывало духовного возрождения",
тысячи и тысячи человеческих душ,
покалечанных вовсе не толитарно - сектантским убоем,
а самым что ни на есть
православным "окормлением духовным",
да и ещё и физически надломившихся,
и кажется уже навсегда "разочарованных в православии".
И впору уже может организовать
для таких вот церковных инвалидов,
убежища и пристанища,
где им хотя бы впервые явят пример
христианского милосердия и сострадания?
Пиллигримство

История одного города...

Ведая порою путаность церковно шахматных перестановок,
и замысловатость деспотных многоходовок,
меня сейчас более всего беспокоит
судьба владыки Евлогия Смирнова.
И если его нынче как "несправившегося с расколом"
или просто уже как престарелого иерарха
отправят на покой,
то возникает опасение за всю
созданную его руками
на Володимирской землице
без сомнения уникальную "монашескую республику".
И как показывает совсем недавнешний опыт,
по перемене правящего епископа,
тем паче старой формации
на деспоту нового поколения,
ничего доброго или хорошего это не сулит
ни церковному клиру, ни народу Божьему.
Ибо всегда новый епископ
приходит со своею командой,
какой тоже кормиться хочется,
и приходит словно на эту варварскую землю,
до него и не ступала нога христианина.
И достаточно было в Нижегородской
или Ивановской епархиях
прийти новой генерации владык,
как оттудова дружно и побежали
забиженныя и выструганныя в отбивные
ректоры семинарий,
отцы настоятели и отцы наместники,
а вместе с ними стали трещать по швам разваливаться
церковные общины и разгоняться целыя монастыри,
и всё с таким трудом созданное
за последние десятилетия.
То что в очередном церковном городе Глупове,
можно разогнать целую епархию,
упразднить науки,
камня на камне не оставить
из созданного прежним архиреем,
стереть из анналов даже его имя,
и начать насаждать православие с нуля,
оказалось делом вполне возможным.
"Бандит" - так и именует своего архипастыря,
придавленный к ногтю нижегородский клир.
А ведь это ещё не самый дурной епископ
из новоуспешливого церковного менеджмента
и расценки объявленныя им -
350 тысяч деревянных за выход из под деспотного запрета -
умиляют своими Божескими величинами...