October 15th, 2009

Старый дед

Когда хочется куда-нибудь "бечь"...

Октябрь для Питера – время самой отвратной непогодицы,
серое и стылое,
с настежь отверстыми небесными хлябями,
когда от душевной, именно что нутряной, зябкости
вовсе уже не согреться,
даже сидючи вблизи у пылающего камелька,
и хочется куда-нибудь "бечь".
Октябрь – это ещё и "уход" из Ясной Поляны
Льва Николаевича Толстого:
протестный бунт и супротив
"изолгавшегося вконец" семейного домостроя,
и против несомненно "больной" отечьей культуры,
и самой "дышавшей на ладан"
и столь же по-декадентски разлагавшейся
Российской Империи,
и самого "русского лада".
За несколько лет до яснополянского бегства,
"ушёл в народ",
абсолютно растворившись в анонимности,
самый легендарный поэт Серебряного веку –
"русский Рембо" – Александр Добролюбов:
«…Этот таинственный, полулегендарный человек,
по слухам, бродит где-то в России —
с Урала на Кавказ, из Астрахани в Петербург, —
бродит вот так, мужиком в тулупе, с посохом". Г. Иванов
Но ещё более значим
осенью 1825-го "уход" Александра Павловича,
вконец уже измучившего себя
всегда стоявшим пред его очами "отцеубийством",
тайно образующе отрёкшегося от престолу
и под именем Фёдора Кузмича
отправившегося скитаться
по отеческим городам и весям
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post17682273/...
Пиллигримство

Царственная мистагония....

Метаморфоза с Благословенным "царём-победителем",
вдруг в одну токмо нощь
обратившегося из императора самой большой Империи
в странничающего по свету –
с одним токмо посохом и сумою –
"калику перехожего",
в истории отечьего скитальчества
менее всего кажется правдоподобенной,
однако, взирая изнутри
самого петербургского мифа,
"уход" Александра Павловича столь же убедителен,
как и реалии опознаваемого изнутри же
любого религиозного опыта.
Петербург – город фантастический,
и в тесании градских мифологем
принимал участие не только
шушукавшийся по углам его "строитель":
"А Питербурху быть пусту!",
не только скитавшиеся здесь пииты и писатели,
но, прежде всего, сами государи,
созидая Северну Пальмиру
для своих царственных утех
по своему мистагоническому вкусу и стилю
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post17682273/ .
Ни одно здание не осмеливалось
строиться выше Зимнего дворца,
и венчавшие дворец языческие бози,
с крестным, на пару сажень выше осенением,
и провожали 1 сентября 1825 году
в последний путь
царственного небожителя...
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post17682235/