October 16th, 2009

Старый дед

Театр одного актёра...

Александр Павлович – самый «загадочный»
из русских государей.
В колыбели венценосной «бабкой»
отобранный у своих родителей
«для надлежащего воспитания»
и с отроческих лет понуждённый лавировать
между Екатериной и Павлом,
страстно ненавидевшими друг друга,
он и всю оставшуюся жизнь
понуждён был носить маску,
за ея личиной
так ни перед кем и не обнаруживая
своего настоящего лица
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post16633187/.
Лицедей и лицемер,
безупречный актёр,
он даже Александра Герцена,
бившего в набатный колокол в Лондоне,
заставил вспоминать о себе с восторгом:
"Гуляя, встретили мы его за Тверской заставой;
он тихо ехал верхом с двумя-тремя генералами,
возвращаясь с Ходынки, где были маневры.
Лицо его было приветливо, черты мягки и округлы,
выражение лица усталое и печальное.
Когда он поравнялся с нами, я (Герцену - пять лет) снял шляпу и поднял ее;
он, улыбаясь, поклонился мне.
Какая разница с Николаем, вечно представлявшим
остриженную и взлызистую медузу с усами!
Он на улице, во дворце, с своими детьми и министрами,
с вестовыми и фрейлинами
пробовал беспрестанно,
имеет ли его взгляд свойство гремучей змеи –
останавливать кровь в жилах.
Если наружная кротость Александра была личина, –
не лучше ли такое лицемерие,
чем наглая откровенность самовластья?"
http://az.lib.ru/g/gercen_a_i/text_0090.shtml
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post16633181/
Старый дед

Когда идти уже некуда...

Прозываясь питерским обывателем,
невозможно не быть при этом
хоть немножечко и "монархистом".
Все градские "отдушины",
куда можно "пойти",
когда идти вроде как уже и "некуда",
питерские монастыри и соборы,
учёныя заведения и библиотеки,
академии и театры,
как и сами дворцы,
созданы единой монаршей волею.
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post16633186/
И в самые душныя десятилетия
совдепного безвременья,
беспременно ещё и ютясь по коммунальным углам,
хорошим тоном почиталось,
пешешествуя по дворцовым анфиладам,
невзначай вдруг взять да и "выпасть"
в минувший "блистательно" девятнадцатый век,
а то и вовсе оказаться
в буклями изукрашенном
веке осьмнадцатом:
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post17867798/

"Машенька, ты здесь жила и пела,
Мне, жениху, ковёр ткала,
Где же теперь твой голос и тело,
Может ли быть, что ты умерла?

Как ты стонала в своей светлице,
Я же с напудренною косой
Шёл представляться Императрице
И не увиделся вновь с тобой..."
http://www.gumilev.ru/verses/467/

И в отдалённых дворцовых закутках
и гулких переходах
былое напоминало о себе
поначалу едва зримыми "тенями",
а потом и вовсе могло стать
для очередного градского "мечтателя"
заглавной бытийственной явью.
И только благодаря
сему достаточно странному мистическому опыту,
многим так и удавалось
не одичать и вконец не скурвиться
в те энтропийныя времена
самых страшных лет ежовщины...
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post17867223/