November 27th, 2009

СУПчика хочится

Во глас пустошный....

2033 год. Заплечного дел мастера
Дятла Тук-Тук Гаслова
мнозии из церковных либералистов,
с коих он нынче живьём сдирал кожу,
коптил на медленном огоньке,
рвал им ноздри и резал их длинныя язычки,
мучителя своево
помнили ещё однокорытником:
скромным – тише травы – вьюношей,
в постперестроечное времячко
робко вступавшим на церковенную стезю.
Но на то она и Система церковная,
что бы даже из этого Данко, с
разверстой грудью
и пылающим сердечком,
вытесать сначала "Чего изволите?" – лакея,
следом – тук-тук-тук Дятла,
а затем уже гутаперчаваго,
мимикрирующего с каждым повелением
церковного начальства,
разудалого Петрушку.
В том-то и особенность церковного строю
самых распоследних времён,
что, агонизируя,
он неизбывно и порождает
в немеренном числе циников и негодяев,
и "человеком" в ней можно остаться
не благодаря, но только вопреки
ея "благим намерениям".
Кто ж виноват, что будущий града Мышкина
Великой Инквизитор
хотел быть рыцарственно благородным,
но, затянув с церковными волками
единую – во глас пустошный – песнь,
вскорости и претворился
в Иудушку духовеннаго...
СУПчика хочится

Здравствуй племя...

Когда Максим Антипов, нынче не только
достаточно честный историк церковный,
но и вполне добротный беллетрист,
(http://www.proza.ru/2007/09/13/331)
показал мне в начале 90-х
в толпе бурсаков
своего "однокорытника" Игорька Гаслова:
"Вот она – надежда Православья!",
то я, улицезрев пред собою
хоть и бледнонемочного,
но похожего на красну девицу,
пунцового от застенчивости
и уже тогда доблего
"знатока Уставу и Церковного права",
единственно, что тогда возмог,
то это возблагодарить Господа:
"Здравствуй же племя, младое и незнакомое!"
Каково ж было моё недоумение –
это же самое личико
я, спустя лет пятнадцать,
разглядел в витрине дорогущей ресторации:
раздобревшее и освинячевшееся
непонятно на чьих объедках,
осоловевшее в поросячьем погляде,
и уже хамовато, непролазно-нахраписто наглое.
Множество метаморфоз,
и порою постыднейших,
мне приходилось видывать в мире церковенном,
но от такого "преображения"
можно было только потерять "дар речи"...