February 15th, 2010

вело

Ко пропасти...

Бегство в Синайской Ежипт -
как попытка наконец - то проснуться
после зимней спячки и
многолетственной сонной одури.
Очередное, и впрочем снова безуспешное,
желание вернуться к самому себе - всамделишному,
всё с той же безуспешливой
"ностальгией по настоящему".
Потерян счёт "ролевым играм",
и за очередной маской на лице,
открывается другая:
в детстве "пай - мальчик",
в далёкой юности - "бунтарь",
в возмужании - вроде как и "светлая личность",
от которой никому так и не было светло.
И даже в выпадении из Судьбы
и потери собственнаго Имени
обнаруживается всё тот же "двуликой Янус":
слепец в возглавии слепцов,
обречённо бредущих ко "пропасти во ржи"...
Старый дед

Есть души велелепные....

Нет для меня вельего утешения,
как посередь Синаю,
под звёздным небом,
перечитывать дневники
другого Синайского скитальца,
епископа Порфирия Успенского:
"1852 г. Февраль. 20, Середа.
Изящное и отвратительное, превосходное и дурное равно привлекают наше внимание. С одинаковым любопытством я смотрел на красивую серну, прыгавшую по самым верхним и отвесным ращепам Синая, и на безобразную ящерицу, медленно ползавшую по раскаленному песку на дороге между Каиром и Суэсом.

Есть души велелепные; есть души уроды; но случается, что те и другие блестят в темном сем мире и на блеск их идут толпы..."