February 23rd, 2010

СУПчика хочится

Бог богат...

Менее всего на Синайском полустанке,
Родина Мать отзывается,
чувством щемящей ностальжи,
тем паче русским наречием
она здесь везде и повсюду.
И из плотно заскубленного перегородками
пятизвёздного бичзагону
несётся речетативной клич
яйцеголовой гидры:
"Мы все вместе, мы — команда!
Идеалам мы привержены одним!
Мы все вместе, мы — команда!
Вместе мы имя «Хенкель» сохраним!".
Из такого же перегороженного секьюрити,
с самыми настоящими "Калашниковами" наперевес,
элитного бичзагону слева,
ещё более громкой,
наверное тысячеглавой дракон,
выталкивает к морскому простору
другую речёвку:
"Работа нас сплотила!
В единстве наша сила!
Команда — наш оплот!
Вперед, Х5, вперед!
Весь мир нас ждет, вперед!”
И задорно звонкой бабий голосочек
починает выкривать в мегафон:
"Свобода - это рабство!
Стремящиеся к мудрости должны отложить свои знания в сторону!
Мудрости мешает не невежество,
мудрости мешает знание!
Поэтому знание есть настоящее невежество!
Выбросьте весь этот мусор из Вашего сознания,
и станьте по настоящему
в нашем Боге мудрыми и счастливыми!"
И следом два стана какафонно сливаются
в выклике одной токмо спасительной мантры:
"Бог богат, я - богат! Бог богат, я - богат..."
Старый дед

Блажныя нищетой духовенной...

Над Синайским предгорием неслися
низкие Северопальмирские облака,
с отечьего Северу
неподдельно поддувало ледянным ветерком,
и у дедулькина kalakazo,
точно у разбитного корытца,
сидевшего у вдрабадан раздолбанных
сустатков своего велодрандулето,
зуб на зуб не попадало,
от сковавшей его
по рукам и ногам,
постмодернисткой стужи.
В то времячко как
в протокольно фирмовых шортиках,
и таких же по прокололу дозволенных мини юбочках,
вкруг него прыгали и скакали - "хоть бы хны" -
точно воздухом надутыя,
розощёкия строители
совдепно развитого капитализму,
наяривая соборно враж
для их же пользы сварганенныя,
корпаративныя слоганы:
"Паркет-Холл» -
И для нас с тобою.
«Паркет-Холл» -
Ярче солнца нет.
«Паркет-Холл» -
Связаны судьбою
Мы на много лет".
С прочищенными до чистоты
тщательно намытой грифельной доски,
студенистыми мозгами,
ослобонившись от всех и всяческих школьных знаний
классической культурки,
они блажныя от свалившейся им на головку
нищеты духовенной,
скакали Еньку,
и под ея эпической контекст,
скандировали вчиплённому в них
зомбиобразующему началу:
"Неписаное правило для всех:
Один за всех — и каждый друг за друга!
Успехи наши — каждого заслуга,
Пришедших под знамена «Евросеть»!
Мы больше, мы сильнее с каждым днем,
Мы с каждым шагом на пути к успеху!
Друг другу мы верны и человеку,
Купившему мобильный телефон!".
"Ну почему я не как все? -
снова груственно обдумувал дедусин поскакусин, -
не в кагорте, не в обойме, не в команде,
гладный и хладный,
без кола и двора,
и снова положивши зубы на полку?
А может быть жить "как все" -
обмишуриться, опроститься,
и в такт взмахивая тысячерукастой гусенице,
пресчастливо со всеми бубнить:
"Хоть в разных странах ты и я,
Но в «Хенкель» мы — одна семья.
Сегодня и всегда
Идеям смелым говорят здесь «да».
За целью цель!
За мечтою мечта!
За мечтою мечта...."