March 5th, 2010

СУПчика хочится

Владычный политес...

Для отца Сергия Гаккеля деяния и личность митрополита Антония Блума
была одной из самых "болезных" для него тем:
"Вы бы знали какое это было испытание,
когда на Пасхальной службе владыка Антоний
принимался с амвона зачитывать
очередное послание патриарха Пимена,
наполовину состоящее из мёртвых богословских пассажей,
а в другой половине - из фальшивых речетативов
про "нейтронныя бомбы", "крылатыя ракеты",
и экономическую блокаду,
в какую "акулы импереализма" заключили
ни в чём неповинную СССР.
Любого честного англичанина стоявшего в соборе,
и весь клир в алтаре,
буквально передёргивало от этой жуткой фальши.
На фоне бойни развёрнутой Советами в Афганистане,
честней было бы молчащему "про политику" владыке,
столь же смело игнорировать бы и эти патриаршие политагитки,
однако же нет,
и внутренно глубоко презирая "патриарся в золотой клетке",
и над ним приватно посмеиваясь,
митрополит Антоний с каждой оказией,
норовил как можно глубже прогнуться:
"А Его Святейшеству Пимену, непременно передайте,
как православная Англия его искренно любит
и почитает его за великого архипастыря!"
Пиллигримство

Троянский лошак...

Участник Поместного собора 1971 года,
по выбору патриарха,
с единой токмо кандидатурой Пимена Извекова,
и единственно возможным за него
"открытым" для всех участников голосованием,
"с полной профанацией духа соборности
и явственным кукловодством богоборческих властей",
протопоп Сергий Гаккель,
как и у его учитель,
митрополит Антоний Блум,
по отношению к "пленённой Церкви",
испытывали особенную трезвость,
и совсем уже особливыя надежды.
Для них было ясно, как Божий день,
что Россию к неминуемой пропасти в 1917-м,
подталкивала как русская монархия,
так и Синодальная церковность -
казенная, неповоротливая, мёртворождённая,
отторгавшая православный люд,
от живой веры и реального религиозного опыта.
И ответственность на Церкви,
весь синодальный период,
как известно "пребывавшей в параличе",
за погибель Русской земли,
возлежит не меньшая, (если даже не большая)
чем на доме Романовых.
Столь поздно начавшееся в Русской церкви,
Поместным собором 1917 - 18,
духовное обновление,
было прервано богоборческим погромом,
а сами животворныя идеи обновленчества -
дискридетированы обновленческими вождями,
и в дальнейшей русской церковности,
занятой элементарным "среди плена" выживанием,
забвенны и похоронены на долгия десятилетия,
а само русское Православие
вернулось к постыдным задам
всё того же, исчерпавшего себя,
Синодального управления.
И посему Сурож - этот обновленческой град Китеж,
взлелеяный владычней десницей
на соборных реформах,
со столь бережно реформированной им же церковностью,
и будет тем самым краегольным камнем
для будущего духовного возрождения матушки России.
Тем Троянским лошаком,
коей тихосапной сторонушкой,
будучи внесённый в церковную Трою,
и должен способствовать её столь благостливому обновлению...
Пиллигримство

Пастырь добрый...

Как это не парадоксально,
но из харизматических свершений митрополита Антония -
для кого может и "геростратных",
а для кого и супротив "возрожденческих" -
выпало его убеждённое и решительно последовательное "обновленчество".
В Сурожской епархии ещё 40 лет назад,
была вполне успешно проведена литургическая реформа.
Богослужебный устав сознательно очищен от длиннот и
накладывающихся друг на дружку повторений.
Богослуженыя тексты в переводе на английский
благополучно освободились от "антисемитских" пассажей.
Практически все приходы,
кроме витринного - Лондонского собора,
обладая полагающейся приходам
свободой выбора,
добровольно остановились на новостильном служении,
и саму Пасху совершая единовременно
с "нашими братьями" англиканами.
Низведено почти до пресвитерского
было пышновизантийское,
с каждением "три по трижды живой иконы Христа",
архиреово служение.
А сам владыко Антоний,
вместо привычного для России
облика авторитарного деспоты - чинуши,
деспоты Фельфебеля,
деспоты Герострат Геростратыча,
принял на себя апостольский образ "Ловца человеков"
и "Пастыря доброго",
рьяно радеющего,
токмо об едино потерянной овце...