March 16th, 2010

СУПчика хочится

Всё пропало...

9 сентября 1990 года по Сурожской цитадели
был нанесён новый удар:
по дороге, ведущей к храму,
был показательно казнён протоиерей Александр Мень -
для митрополита Антония Блума -
самый ему близкий по духу в России
священник и единомышленник:
истовый Соловьёвец,
ревнитель церковного обновления
на основе соборных уложений 1917-18 годов,
и, пожалуй, единственный из всего церковного клира,
по масштабу личности,
равнозначный владыке Антонию.
Неоднократно Сурожский Златоуст
зазывал Златоуста Новодеревенскаго
к себе в Лондон: фактически семьи,
как препятствия к дальнейшему иерархическому росту,
у отца Александра давно уже не существовало,
и по принятии монашества
из него мог бы получиться
дельный епископ,
и, самое главное - харизматический наследник,
коему Сурож можно было бы передать
безо всяких уже колебаний.
Митрополит Ювеналий - непосредственный начальник
и покровитель Новодеревенского проповедника,
этой рокировке всячески потворствовал,
да и сам отец Александр
к этой затее потихоньку обвыкал.
И именно в этот момент,
чья-то злодейственная десница
и обрушила топор
на главу великого сеятеля.
10 сентября 1990-го года
митрополит Антоний,
точно обухом
оглоушенный полученной новостью,
даже не нашел в себе сил выйти на амвон
и, вжавшись в алтарное креслице,
мог выдавить из себя
только одну фразу: "А вот теперь уже всё пропало!"
СУПчика хочится

Разделите радость мою...

В декабре 1990-го года в Лондон прибывает
епископ Керченский Анатолий Кузнецов -
помошник и долго на смотринах избиравшийся "наследник".
Митрополит Антоний в честь его приезда
обратился к Сурожской пастве с особым посланием:
"Еще за несколько лет до того, как согласно Уставу Русской Православной Церкви пришло для меня время подавать прошение об уходе на покой, я стал задумываться над будущим Сурожской епархии. Для того, чтобы обеспечить ее духовную, церковную, нравственную и политическую независимость, нужно было найти епископа, который разделял бы с нами то прозрение в будущее, которое является нашим чаянием и устремлением... гармонично соединяя и старую русскую эмиграцию, и прибывающих все увеличивающимся потоком русских из Советского Союза, являющихся источником и оплотом Русского Православия и русской духовности, ...и наконец, детей, родившихся на Западе, но воспитанных в вере их родителей... Такого человека оказалось невозможно найти в нашей среде, а также в Европе и в Америке. Я решил поэтому ознакомиться с епископатом Русской Церкви на Родине, стремясь выбрать человека с широким кругозором, мужественного, и уже обладающего опытом архиерейского служения, однако достаточно молодого, чтобы приспособиться к ему дотоле неведомой обстановке, который мог бы стать Добрым Пастырем для всех и имел бы нужную решительность для того, чтобы защитить нашу нравственную и политическую свободу. Я обрел его в лице епископа Уфимского и Стерлитамакского Анатолия. Я его знаю хорошо и доверяю ему безусловно, участвовал в его хиротонии, и слышал о нем только положительные отзывы - и от других епископов, и от духовенства, и от мирян, и от тех, кто
в нашей епархии его встречали. Я сначала обратился к нему самому, желая узнать, согласился ли бы он стать моим викарием, пока я еще управляю епархией, а затем... стать и наследником моим на Сурожской кафедре. Уверившись в согласии епископа Анатолия, я обратился - сначала в частном порядке, а затем и официально - к членам Священного Синода, выразив свою готовность и впредь, до времени, окормлять нашу епархию при условии, что мне будет дан викарий, и не иной кто, как епископ Анатолий. После продолжительного обсуждения Священный Синод под председательством Святейшего Патриарха Алексия подтвердил данное... членами Синода согласие, и я получил телеграмму, возвещающую мне назначение владыки Анатолия викарием Сурожской епархии с правом наследия занимаемой мной кафедры. Разделите радость мою!".
СУПчика хочится

И смех и грех....

К Пасхе 1991 года митрополита Антония Блума
постигло новое разочарование:
епископ Анатолий Кузнецов оказался "добрым как валенок".
Доброта в этом викарном владыке,
была единственной его добродетелью:
да - образованный, да - интеллигентный,
и по старой академической привычке имевший навык
к чтению лекций по Священному писанию,
"достаточно молодой" в свои 60-ть,
чтоб безропотно рабочей лошадкой,
тянуть уже непосильный для владыки Антония,
воз великопостных служений,
но в нём совершенно отсутствовала харизма власти,
и тем паче у изрядственно со всех боков битого,
советсткого изводу,
гутаперчатавом архипастыре,
не обнаружилось ни грамма "мужества",
для отстаивания
"духовной, церковной, нравственной и политической независимости"
Сурожского Китеж града
http://kalakazo.livejournal.com/593799.html
И помышлять о епископе Анатолии
как о наследном принце,
было всё равно, что поставить в епископши -
"и смех и грех" -
парижскую феминистку Элизабет Бер Сижель:
та проходу не давала владыке Антонию,
уверяя его, что обновить заматоревшее в неплодии Православие,
может токмо влитая в его ветхия мехи,
свежая кровь женского священства...