March 18th, 2010

СУПчика хочится

Возрожденческий Двойник...

Те кто знавал Димочку Лурье середины 80-х,
не дадут мне соврать:
аскет, спавший по четыре часа в сутки,
постник, живший причастием да одними токмо просфорами,
молитвенник, свершающий полный богослужебный круг,
книжник, своим истовым увлечением патрологией,
верставший вкруг себя учеников и
не менее одержимых последователей.
Он всеми силами своей души хотел походить
то на Василия Великого, то на Григория Паламу,
и в буквальном смысле
вторить житию
подвижников раннего средневековья:
горящие очи,
в грозном неистовстве
воздеваемыя к небу
и почти всегда
слегка трясущиеся в нервном тике,
дерганныя длани.
Кто это? - Уж не воскресший ли Girolamo Savonarola,
призванный от самого Господа,
обличить северопальмирской Бабилон в нечестии,
и призвать сей падший мир к покаянию?!
А может на конце времён восресший Енох иль Илия?
Однако близился конец 80-х -
конец совдепии и богоборного афеизма,
брежущая заря "неслыханно духовного возрождения",
и как ещё тогда никто никак не догадывался -
студный скознячок,
от всё более крепчающего
на дворе посмодерного морозца:
бытийственныя начала "Haben oder Sein" -
"быть или иметь" - разиствовались
и уже никак не могли совпасть с друг другом.
И чем более Димочке хотелось "быть святым" -
тем более он и походил,
из этого самого "раннего средневековия",
на самую что ни на есть
зловещую пародию...
Простите

Духозаменитель...

Вопрошание о первообразе и его нынешнем подобии
и о тех степенях, в коих мы пытаемся воспроизвести
заматоревшую деньми-архаикную традицию,
актуален ныне столь же, как и во времена Сервантеса.
И деяния славного hidalgo Don Quijote de la Mancha
казались смешными и нелепыми
ведь не только по причине медного тазика для бритья,
горделиво воздетого на главу горе-лыцаря.
Но и комичной, до колик в животе,
новаму плебейскому веку
казалось нахватанная Дон Кишотом
из старых книжек
высокоштильная рыцарская риторика,
а вместе с ней водевильно потешными
понятия о благородстве, рыцарском долге, служении "прекрасному образу".
И не потому ли покойный Дмитрий Алксандрович Пригов,
"точная копия" и обезьяна Ляксандра Сергеевича,
столько лет подражая Пушкину,
балаганил со сцены вопя выпью?
И не то же самое ли случилось
и с нашим родным "митрополит-композитором",
когда тому дважды захотелось войти
в эпигонныя воды барочных экзерцисов:
"Вышел диск с записью «Страстей по Матфею» епископа Илариона (Алфеева).
Говорить о епископских «Страстях» как о музыкальном произведении
можно, но неинтересно.
Это поделка недоучки.
Отчасти корявые стилизации под Баха или Моцарта —
не потому, что они такие духовные, а просто что на слуху, под то и стилизуем.
Отчасти честное богослужебное пение — в концертном зале,
однако звучащее как напыщенная паралитургическая вампука,
лопающаяся от сознания собственной духовности.
Отчасти средний саундтрек.
...Сан как индульгенция — это, что ли, традиционные ценности?
Я епископ — ты дурак?
Алфеевские «Страсти» не просто пустышка.
Это ядовитая клерикальная подмена.
И ее пышный вброс в мир ясно показывает,
как вздувается инфляционный пузырь госправославия.
Какая же это неавторская музыка? Очень даже авторская.
Просто автор коллективный.
И он веками лезет не в свое дело.
Когда я слышу подлинное, я верю и верую.
Когда духозаменитель — не верю и не верую".
http://www.openspace.ru/music_classic/projects/117/details/7990/
СУПчика хочится

Церковный Диснейленд...

Беря под защиту своего скромного пера,
честь и достоинство Вадима Мироныча Лурье,
заклеймённого ныне за подлог и подмену,
хочу вопросить метающих ныне
яростливо в него каменья:
а собственно что и кто
в нынешней духовной жизни
есть настоящее и неподдельное?
Клан бурсацких преподаков,
по всей Руси великой,
повсеместно калечащих мальчишек
зубрёжно - долбёжной схоластикой,
от коей не токмо заразиться цинизмом,
но и саму веру потерять
очень даже легко и возможенно?
Генерация новых Андрей Рублёвых,
заполонивших Святую Русь
иконостасным семиярусьем,
и на скорливом потоке,
мажущих одну только
малохольную копиистику,
в какой нет ни силы, ни мощи, ни духа
древних изуграфов?
И не поддельна ли толпа тугодумных богословов,
строгающих о живом Бозе
студенисто мертвящия диссеры?
И не иммитационно фальшив ли
легион сытых и довольных собой,
попов - колесницегонителей,
с тижёлым роком в ушах?
А что сказать о нестяжателях - монасях
к своим "кормилицам титькам" - моргам,
подкатывающих на дорогущих БМВ и Ауди?
И на самом то деле
не церковной ли то Диснейленд,
с картонными задниками,
заместо церквей,
и погибельным церковным феатроном
ополчился на беднаго старца Григория?