March 21st, 2010

СУПчика хочится

А мне всего 12 лет...

Ежили бы ведать из какого порою сора
на постсоветких просторах,
и при бандюганном крышевании,
рождались неции истинуто православныя Эдемы,
то становится понятно почему
первыя в тех церковенных топях
пионеры и первопроходцы,
так громко нынче вопиют
о своём девственном целомудрии:
"Я невинна, невиновно невинная я!".
И чем больше они об этом кричат,
тем больше напоминают собою
толпу потасканных с Невского -
и уже за полтинник -
поблядушечных Лолит:
"А мне всего 12-ть лет..."
Причём я даже не сомневаюсь,
что эти "генералы православных каръеров"
сами в это самое убедительно и верют.
Таково уж Королевство кривых зеркал,
с ценником на рыночном развале
на бочке мёду: "духовность отечья - самая свежая, натуральная",
что если об этой свежатине
с тиатрально убедительной "верою и любовию" не зазывать,
то никого этим медком
побаловать и не удастся.
И воистину плоха будет та церковно рыночная товарка,
ежили ея духовенной товар,
с лёту не уйдёт,
вместе с той самой крысой,
уже как 12 лет
притопшей на самом донушке
истинно православнутой бочкотары...
СУПчика хочится

Паки паки, гроши у кулаке...

Русское духовенство девятнадцатого веку
никогда не отличалось
особой склонностью к мистическим опытам:
верчение столов, выкликание духов да медиумное прорицание
почиталось сугубенно барским баловством,
а само кутейное сословие
предпочитало к собственному выстаиванию
перед престолом Божиим,
относиться "тверёзо"
безо всяких на то
спиритуалистических восторжений,
как к тягловой работе.
И на решение вековечно диамантного вопрошания:
"Что первично - материя али дух?",
ещё задолго до всяких там Марксов и Энгельсов,
незадумчиво склонялось к первичности хрустящих облигаций.
Над набожными мальчиками
в бурсах позапрошлого столетия
достаточно жестоко глумились,
да и сам накатанно схоластической
"долбёж - зубрёж и ковыряние в носу",
делал семинарии заглавными поставщиками
разного рода бунтарей да бомбистов-революционеров.
Духовенство времён "брежневского застою",
какое мне и посчастливилось хорошо знавать,
почти сплошь состояло из "бандеры" -
простоватых - но пока ещё не гопников -
парубков из западенской Вкраины,
вполне выносливых многостаночков
на ниве стахановско соборного забою,
способных за час покрестить полсотни орущих глоток,
за пятьдесят минут окрутить вкруг аналою восемь брачующихся пар,
за сорок минуток
прогнать под епитрахилью
триста бабуль - исповедниц,
и за получасие отслужить литургию Василия Великого,
все тайныя ея "молитовки"
честно вычитав на предваряющих "часах".
Их так и называли "бандера" - попами наёмниками:
"Не для Иисуса - а для хлеба куса".
А сами они, в качестве наставлений,
в алтаре балагурили уже прибаутками
на чисто ридной мове:
"Пакі і пакі , гроши у кулаці!" или
"Піп має читати тільки дві книжки: требник та ощадну..."