April 28th, 2010

СУПчика хочится

Непроглаголанное бытование...

Ежили чем всегда и дивит отечье
(и не токмо отечье) Православие,
то именно своей "непроглаголанностью":
"В истории русской мысли много загадочного и непонятного.
И, прежде всего, - что означает это вековое,
слишком долгое и затяжное русское молчание?..
Как объяснить это позднее и запоздалое пробуждение русской мысли?..
С изумлением переходит историк из возбужденной
и часто многоглаголивой Византии на Русь, тихую и молчаливую.
И недоумевает, что это?
Молчит ли она и безмолвствует в некоем раздумьи, в потаенном богомыслии,
или в косности и лени духовной, в мечтаниях и полусне?.."
http://lib.eparhia-saratov.ru/books/20f/florovsky/path1/3.html
И о метаморфозах церковного духа
вплоть до самых Петровских времён,
можно лишь косвенно судить
по творениям русских богомазов:
"И русская икона
с какой-то вещественной бесспорностью
свидетельствует о сложности и глубине,
о подлинном изяществе древне-русского духовного опыта,
о творческой мощи русского духа.
С основанием говорят о русской иконописи,
как об "умозрении в красках"...
И все-же древне-русская культура оставалась безгласной и точно немой.
Русский дух не сказался в словесном и мысленном творчестве..."
http://lib.eparhia-saratov.ru/books/20f/florovsky/path1/3.html
Такими же "немыми" оказались и десятилетия
поствоенного - и сталинского призыву -
советской церковности.
Вновь возрождённыя храмы
сплошь тогда же
расписанныя маслом
под Васнецова,
и сотни алтарно амвонных лошадушек,
честно тянувших лямку
соборного конвейеру,
и где никто из них,
"страха ради Иудейска",
не удосужился рассказать горечливую правду,
о своём натужно пужливом бытовании
в том маргинальном гетто,
под названием "Русь Православная"...
СУПчика хочится

(no subject)

Преставилась, после долгой и мучительной болезни,
Анастасия Львовна Ракова,
дочь безвинно репрессированного
в Сталинское лихолетие,
основателя Блокадного музея,
Льва Львовича Ракова,
и сама долгий и бессменный хранитель
50 000 -чной коллекции гравюр
в Государственном Эрмитаже.
Моё старое к Анастасии Львовне,
признание в любви:
http://kalakazo.livejournal.com/36236.html
красный нос

Давить Храповицкого...

Храмы Кипра, несмотря на уже
объявившихся на острове,
болгарских и румынских мародёров,
святатственно посягавших
и на святыя мощи,
и на гробницы
досточтимых первоиерархов,
доселе так и не обзавелися
амбарными замками.
Так они и остаются отверстыми
денно и нощно,
безо всякого на то
придверного глазу,
подавая и блаженному ничегонеделателю
дедулькину kalakazo,
прибежище и непоспешливое уединение
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post19508547/
Махонькая церковенная храмина,
словно материнская утроба,
приемлет своего блуднаго сына,
своими малюнками на стенах,
баюкая и возвращая меня
в предалёкое детство
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post19508462/ .
Вот я на архирейской службе,
5 мая в день великомученника Георгия,
в стране Макара и его телят,
в сибирском городишке,
облачённый в кроваво красный стихарик,
стою на амвоне
в качестве посошника,
сонливо качаясь вместе,
в голову выше меня,
деспотным посохом:
всенощная тянется уже третий час,
а ей всё ещё конца краю не видно.
Канон поют "на четырнадцать",
сам престарелый деспота тихосапно дремлет
в алтарном креслице,
а у престола стоит
стойким оловянным солдатиком
семидесятилетний отец Стефан:
стоит и безмолвно плачет -
ноги в трофических язвах
нестерпимо "гудут и ноют".
Слёзы брызжут из его глаз,
но вот вроде деспота захрапел,
честной протопоп подскакивает к диаконской двери,
и хору шепчет:"На четыре!"
"Ку-у-да?! Я покажу Вам "на че-е-ты-ыре"!" -
владыченька приоткрывая токмо
правый глаз,
токмо этим глазом и
мечет на ослушников громы и молнии,
и удостоверившись,
что канон попрежнему тянут "на четырнадцать",
Храповицкого задаёт
уже на полную катушку
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post19508524/...